САХАЛИНСКИЙ ПОИСКОВИК

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » САХАЛИНСКИЙ ПОИСКОВИК » Раскопки » Организация экспедиций по поисковым работам


Организация экспедиций по поисковым работам

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

ОРГАНИЗАЦИЯ ЭКСПЕДИЦИИ

В.Н.Петров, Н.А.Шкапа
"Методические рекомендации по поисковой работе (военной археологии)
на местах боёв Великой Отечественной войны"

Самый главный этап поисковой работы - это этап практической деятельности. Всё, что делается на этом этапе, составляет суть поиска. Он включает в себя встречи с очевидцами, местным населением, проведение разведки и раскопок, сбор материала, захоронение останков, поиск родственников. Поэтому надо наиболее тщательно подходить к подготовке экспедиции, прорабатывать все детали.

В работе с ребятами надо учитывать то, что подростки жаждут активной деятельности, возможности проявить себя в чрезвычайных ситуациях, да и просто хотят вырваться из города. Поэтому никакие другие самые интересные мероприятия не заменят путешествия с рюкзаком за плечами. Поисковая экспедиция - это, прежде всего походы, совместная деятельность, встречи и беседы с новыми и интересными людьми, масса эмоциональных переживаний, которые поджидают следопытов в пути. Но технике похода посвящено немало книг и пособий, и поэтому эту сторону мы почти не будем затрагивать, а обсудим лишь некоторые методические проблемы организации поисковых походов подростков.

В поисковой работе могут быть использованы все виды походов и экспедиций: походы выходного дня и многодневные, пешеходные, водные, лыжные, велосипедные, авто-мото-походы и комбинированные. Конечно, надо, прежде всего стремиться, чтобы ребята прошли с рюкзаками по дорогам героических событий и на своих плечах почувствовали тяжесть ратного труда. Однако далеко не всегда удаётся сделать поисковый поход целиком пешим. А если цель поиска находится за многие сотни километров от родного дома. В этом случае поход комбинированный: часть пути поисковики едут любым попутным транспортом, часть идут. Оптимальный вариант, если школьный поисковый отряд имеет свой транспорт. Стремясь поставить перед походом конкретные поисковые цели, нельзя забывать о том, что поисковая работа должна сочетаться с другой разнообразной деятельностью. Это и общественно-полезная работа, и культурный отдых (игры, плавание, песни, концерты), ориентирование па местности, приобретение топографических и методологических знаний.

Как выбрать тему поиска? Очевидно, не нужно выдумывать тему, ждать, когда объявится что-то из ряда вой выходящее. Почти в каждом селе и городе есть печальные знаки войны - памятники и монументы, надгробия и плиты погибшим в войну героям. Вот отсюда можно и начать поиск.

Название улицы, мемориальная доска на доме, устная легенда, песня, краткое упоминание фамилии или подвига, совершённого в местных краях, скупые строки в военных мемуарах и исторических книгах - всё это может натолкнуть на интереснейшую тему поиска.

В то же время, поиск, как цель экспедиции, не должен быть искусственно надуманным, по заведомо известным местам и событиям. Человеку, руководящему этой работой надо обладать и тонким педагогическим чутьём и талантом исследователя, чтобы всё время на нужном уровне поддерживать интерес ребят к поиску, всё более и более зажигать их идеей поискового похода.

Тематика походов школьников может иметь самый разный характер:

- походы по боевым путям отдельных героев войны;
- походы по дорогам боевых действий отдельных частей и соединений;
- походы к местам захоронения воинов, восстановление их имён и подвигов;
- походы по местам наиболее значительных сражений;
- походы в места, где живут участники героических событий или их родственники;
- походы по городам-героям;
- походы по местам расположения и боевых действий партизан в годы ВОВ.

Руководитель похода, начальник группы, начальник штаба группы, летописцы заранее определяют поисковые цели и задачи, в зависимости от них строятся маршрут похода экспедиции и график движения: где можно идти не задерживаясь, а, где надо, побыть подольше. Готовя поиск, надо связаться с организациями, которые могут уяснить его цели и задачи: с краеведческими и другими музеями, архивами, советами и секциями ветеранов, адресными бюро. К примеру, надо знать, что в военкоматах имеются списки частей, которые вели бой на данной территории, списки погибших воинов.

Необходимо ознакомиться, начиная поиск, с имеющейся краеведческой, исторической и мемуарной литературой, со справочниками и путеводителями, туристскими картами района.

О ЦЕЛИ ЭКСПЕДИЦИИ

Перед непосредственной подготовкой экспедиции (похода), необходимо чётко определить её цель. Выбор её определяет маршрут экспедиции, остановочные пункты, продолжительность движения, отдельных поисков в ходе работы. Походы школьников, являясь целенаправленными, могут быть в тоже время разными по характеру этих целей:

1.Походы чисто поисковые. Они предполагают выбор маршрута, связанного с какой-то определённой поисковой целью, в т.ч. поход к тем местам, где предполагается проводить раскопки.
2. Походы познавательные. Чем больше отдаляются от нас события ВОВ, тем важнее становится задача познакомить подростков с местами важнейших исторических событий, с реликвиями исторических дел. Лучше одни раз увидеть, чем услышать - эта пословица словно неумолимо говорит о важности познавательных походов.
3. Наконец, в одном походе могут сочетаться и поисковые и познавательные цели. Имея перед собой конкретную поисковую цель, участники похода в процессе поиска посещают места, связанные с целыми героическими отрезками истории Родины (например, Северный или Южный фас Курской битвы, рубежи битвы под Москвой и т.д.).

У каждого похода должна быть определённая цель. Цель похода должна быть не просто поисковой и конкретной - она должна быть общественно значимой, полезной и нужной для отдельных людей, общества в целом. Ребята должны видеть эту полезность, "гореть" ею.

Но вот окончательно решён вопрос о времени и продолжительности экспедиции. Теперь надо очень чётко уяснить вопрос: что предполагается искать, на какие вопросы найти ответы.

Очень важно - знать задачи поиска. Иначе работа следопытов на маршруте сведётся к бездумному записыванию всего увиденного и услышанного по принципу "авось пригодится".

Эта сторона имеет два аспекта, очень важных для педагогов и организаторов. Первый - действенность, общественная значимость самого поиска. Второй - общественно полезная работа на маршруте, в пути следования.

Первый путь - брать задания у музеев и архивных отделов. После похода - тщательно перед ними отчитываться, передавать все важные находки, документы, оставляя в школьном музее копии.

Другая задача: восстанавливать имена безымянных героев, восстанавливать имена захороненных в безымянных могилах. Эта работа чаще всего не может ограничиваться только походом, она или начинается задолго до него, или сам поход даёт ей начало. Работа нелёгкая, исследовательская, требующая упорного, кропотливого труда. Она тоже может найти отражение в школьном музее.

Такой поиск требует особой методики. Он предполагает тесную связь с местной администрацией. Для похода такой поиск даёт лишь узкие, но очень важные цели: побывать у родных или сослуживцев погибших; в местах, где они захоронены; в музеях или архивах, где есть о них документы.

Другая цель походов связана с поисками участников Отечественной войны или их семей, не получивших наград за боевые подвиги, или вовсе не награждённых, но имеющих право на награду.

Большая и благородная цель поиска - увековечение памяти погибших, обозначение рубежей обороны, мест самых значительных боёв и сражений. Обычно эта задача не решается одним походом. Она - как далекая перспектива, к которой направлены действия следопытов в течение значительного отрезка времени. Сооружение памятника - венец большой поисковой работы. Однако далеко не всегда юным поисковикам, особенно одной школы, по силам соорудить большой монумент в исторических местах. Зато любая группа может установить по пути следования в походе мемориальные знаки, обелиски, доски. Такие знаки надо заранее заготовить. В одних случаях они посвящаются конкретным событиям, лицам, в других - ребята несут с собой в поход несложные по изготовлению металлические таблички одинакового содержания, с помощью которых обозначают рубежи обороны, боевой путь частей и т.д.

Наконец, отдельно следует сказать о такой очень важной форме общественно значимой работы в поиске, как организация слётов, сборов, встреч. Им предшествует большая предварительная работа: ещё в учебном году действуют группы переписки, комендантская группа и др.

Маршрут экспедиции утверждён. Теперь необходимо найти финансовые средства для неё. Поэтому при подготовке экспедиции организатору пригодится опыт в материальном обеспечении и умение составить обоснованную смету предполагаемых мероприятий. Подобную смету составляют две части: приходная и расходная.

1. Приходная часть:
а) взносы родителей;
б) дотация от органов образования, профсоюзов, предприятий, организаций, а   также учреждений, поручивших исследовательскую работу;
в) средства, заработанные самими ребятами.
2. Расходная часть:
а) транспорт (для похода, особенно если он комбинированный; для поездки к месту проведения полевых работ);
б) приобретение продуктов и (или) питание в столовой;
в) закупка снаряжения;
г) приобретение предметов общего пользования (фотоматериалы, альбомы и т.д.).

Отдельная статья расходов - это ночлег. Нужно учитывать возможность возникновения непредвиденных ситуаций, когда единственным местом для ночёвки остаётся гостиница в городе, пансионате и т.п.

Что касается расходов на ночлег (расходы на гостиницы, турбазы, о которых упоминают все туристические справочники), то опыт убеждает, что школьники в неблагоприятное время года могут переночевать в школах, сельских советах, в клубах. Как правило, местные власти, администрация школ всегда идут навстречу юным исследователям. И дело не только в экономии средств, ребята учатся находить помощь взрослых, учатся быть аккуратными и благодарными гостями. Но есть ещё один путь: отряд ставит палаточный лагерь - временный, на ночь, если цель похода не достигнута, либо на более длительный срок, начав вплотную заниматься разведкой, работами в поле, в лесу, встречаться с местными жителями

Когда всё это выяснено, необходимо составить подробный план похода. Он включает в себя подробный план, смету расходов, список участников с распределением обязанностей, перечень необходимого индивидуального и группового снаряжения, перечень продуктов питания. Схема маршрута составляется руководителем и штабом похода и наносится на карту. Оптимальное количество - участников похода - подростков - 15 человек.

Календарный план похода должен быть расписан по дням с перечислением способов передвижения от пункта к пункту, мест ночлега, переправ, поисковых и экскурсионных объектов, которые надо изучить и посетить. Особенно тщательно в плане должны быть обозначены сроки и пункты, откуда группа будет извещать школу (или досуговый центр) о ходе экспедиции (если она многодневная). Способов извещения только два: телеграфом или телефоном. Извещение по почте не годится, ибо оно будет поступать с опозданием, особенно из дальних сельских пунктов и может быть бесцельным в случаях серьёзных перемен в походе, ЧП и т.д. Для дальних экспедиций предусматривается и обратная связь: в строго установленные часы возможность из школы связаться с группой; телеграфная связь - когда группа, прибыв в заранее обговоренное почтовое отделение, интересуется нет ли для неё телеграмм, телефонограмм из школы (или досугового центра).

Точно рассчитать места дневок и ночлегов помогает график движения составленный одновременно с календарным планом. Всё это далеко не мелочи для обеспечения безопасности походов школьников, они требуют тщательной предварительной работы руководителей-педагогов над маршрутом и календарным планом, наведения соответствующих справок (например, о наличии почтовых отделений на пути следования и т.д.).

Кто ведёт поиск в походе? В принципе - все его участники. Однако в каждом отряде есть общественные должности, прежде всего связанные с поиском. Это - начальник штаба похода, летописец, фотокорреспонденты, художники. Едва отряд прибывает в намеченный пункт, где начинается поиск, как поисковые группы получают задание. Одни - посетить очевидцев или участников событий и записать их ответы на интересующие вопросы, другие - побывать с местах событий и сделать их описание, третьи - посетить местный музей или архив и т.д. Художники делают зарисовки, фотокоры фиксируют на плёнке встречи, героев поиска, места событий.

Не меньшее значение имеет и четкое планирование возможностей каждого в походе, распределение обязанностей. В поисковом отряде возможны такие обязанности:

- командир отряда:
- заместитель командира отряда:
- завхоз:
- санитар;
- секретарь;
- редактор;
- летописец;
- физорг;
- костровой;
- ремонтный мастер;
- фотокорреспондент;
- комендант.

В зависимости от количества участников похода обязанности можно разнообразить. Цель одна - каждый за что-то должен отвечать.

УЧЁТ НОРМ НАГРУЗОК ПРИ ПОДГОТОВКЕ ТУРИСТСКИХ ПОХОДОВ

При организации поисковой экспедиции необходимо учитывать, прежде всего состояние здоровья тех ребят, которые составляют отряд, т.к. в походе не исключены ситуации, требующие физической силы, выдержки. Неподготовленность детей к длительным пешим переходам, физической нагрузке, плохим погодным условиям, а также наличие различных хронических заболеваний, общая ослабленность организма (с чем, к сожалению, мы довольно часто сейчас сталкиваемся) могут не только стать препятствием па пути к поставленной цели, но и привести к тяжёлым последствиям для здоровья подростков.

Опыт показывает, что подростки очень любят туристические походы, особенно многодневные и трудные. Желание пойти в поход бывает настолько велико, что подростки (особенно мальчики) чрезмерно переоценивают силы и активно предлагают выбирать маршруты "подлиннее и потруднее". Чтобы не охладить пыл и энтузиазм юных поисковиков, нужно очень тактично и осторожно решать вопрос о степени сложности похода. Упрощать и облегчать поход не следует, т.к. это вызовет неудовлетворённость, "крушение надежд" показать в походе свою силу сноровку, волю и т.п., встретиться с настоящими трудностями, т.е. того богатого ожидания, которое стимулирует активную подготовку школьников к походу (экспедиции). Однако надо быть предельно осторожными и при усложнении похода, "введением постоянных трудностей", ибо превышение в экспедиции физических возможностей школьников (а некоторые из них настойчиво скрывают определённые физические отклонения, особенно в сердечно-сосудистой, мышечной системе и т.д.), может (и, к сожалению, довольно часто) привести к тяжёлым последствиям на трассе похода, например к обморокам, кровотечениям, солнечным ударам, желудочным расстройствам, головокружением, к общему ослаблению организма и т.п. Понятно, что даже одно из названных расстройств доставляет массу хлопот, отвлекает от поставленной цели, безжалостно гасит положительные чувства всех участников похода, а самое главное - подвергается опасности сама жизнь ребёнка. Правильно решить вопрос о соответствии возрастных анатомо-физиологических возможностей школьников сложности и трудности предстоящего похода можно лишь опираясь на научно-обоснованные и практически проверенные нормативы по туризму, и. конечно же, точно зная, кто из ребят имеет какое-либо заболевание.

ОПРОС МЕСТНОГО НАСЕЛЕНИЯ

В отряде, где существует система патриотического воспитания, поисковая г..бога начинается задолго до похода. Когда определяется цель поиска, завязывается переписка или организуются встречи с темп, кто может помочь достигнуть этой цели. Переписка, встречи расширяются, они сами по себе могут дать интереснейший материал для поискового, школьного музея, принести огромную пользу участникам исторических событии. Однако с самого начала поиска его организаторам следует чётко уяснить для себя, какие сведения ребята могут получить по почте, какие в местах описываемых событий. Обе части этой работы должны иметь разумные пропорции - и не только с точки зрения методики поиска. Нужно помнить о психологии подростка: 12-15-летние жаждут активной деятельности, встречи с реальными трудностями и реальными участниками событий: одна переписка, даже самая интересная, может постепенно потерять для них привлекательность. Необходимо встречаться с теми людьми, с которыми завязалась переписка, а также, приезжая в какой-то населённый пункт, налаживать контакты с местным населением, среди которого могут быть участники и очевидцы событий или те, кто что-то слышал от них. К тому же местные жители могут быть хорошими проводниками и могут указать участки местности, где находятся незахороненные останки. Получение нужной информации требует тактичного общения с людьми, правильной и умелой постановки вопросов. На первых порах такие беседы проводят руководители, постепенно подключая к этому и ребят. Круг вопросов, которые обычно затрагиваются в процессе беседы, имеет целью установить:

- точное описание места происходивших событий;
- источник информации (явился свидетелем или участником событии, услышал от - - старожилов или очевидцев, указать конкретное лицо);
- сведения о военнослужащих: их фамилии, воинские звания, род войск, номера - - воинских частей;
- кем проводилось захоронение;
- количество погибших, размеры захоронения: воронка, погреб, силосная яма и т.п.;
- фамилия, имя, отчество собеседника, его адрес, дата и место проведения осмотра.

Эта информация записывается во всех подробностях. Однако нельзя ограничивать рассказчика этим перечнем вопросов. Надо предоставить ему возможность сообщить всё, что он сочтёт нужным. Опыт показывает, что незначительная на первый взгляд, информация впоследствии может очень пригодиться. Следует помнить, что устные источники субъективны, и при их использовании требуется критическая оценка полученных сведений и сопоставление информации, полученной от разных источников.

Группы опроса населения возвращаются к месту, где остановился отряд. Сразу же обсуждаются первые итоги опроса, сопоставляются факты, полученные от разных людей. Начальник штаба отряда заносит в одну тетрадь услышанные сегодня новые фамилии, адреса, на основании полученной информации, определяются новые задачи поиска. Участники поискового отряда выписывают самое важное и интересное из рабочих блокнотов в дневники групп опроса. На основе этих записей летописцы отряда потом сделают записи в летописи похода, художники проиллюстрируют их рисунками.

Наконец, ещё один вопрос, касающийся методики поиска в походе: по какому принципу отряду разбиваться на группы. Самый плодотворный принцип - тематический, в соответствии с направлением поиска. Тогда по прибытии в населённый пункт каждая группа выполняет свои задачи, не дублирует работу друг друга.

Обсуждение новых данных, собранных отрядом, совместное.

ПРОВЕДЕНИЕ ПОИСКОВОЙ РАЗВЕДКИ

Что такое поисковая разведка? Это - обследование местности с целью определения необходимости и возможности проведения поисковых работ. Перед выездом детально изучаются географические и топографические особенности исследуемого района. Поисковую разведку удобнее всего проводить весной или осенью, когда трава ещё не выросла или уже увяла, и исследуемый район не покрыт растительностью, мешающей просматривать местность. При проведении разведки необходимо иметь: подробную карту, компас, блокнот для записей, сапёрную лопату, металлический щуп, металлоискатель, фотоаппарат и другой инструмент. Если в ходе разведки выявлены какие-либо захоронения, то составляются протоколы, которые послужат в дальнейшем основанием для проведения дальнейших работ.

Для выявления неизвестных воинских захоронений и незахороненных останков производится осмотр местности. При этом обращается внимание на просевшие участки земли, воронки, окопы, траншеи, блиндажи и т.п. Основанием для поиска захоронений является обнаружение признаков ведения активных боевых действий на данной территории (разорвавшиеся снаряды, стреляные гильзы, предметы снаряжения, вооружения и т.д.)

Поиск захоронения осуществляется визуально и с помощью щупа. При выявлении предполагаемого места залегания останков копается вертикальный шурф размером 50x50 см на глубину обнаружения останков или до материкового слоя земли. Шурф позволяет обнаружить останки или установить признаки перекопа (нарушения) земли, сделанного при создании захоронений. Нарушение земли определяется её цветом, составом, или структурой. При тщательной зачистке стенок, нарушенный грунт легко отличить от ненарушенного участка грунта (материка).

В проведении разведки участвует, конечно же, весь отряд. А так как у подростков неизбежно будут возникать трудности, более опытные и знающие руководители должны направлять ребят по правильному пути.

ОРГАНИЗАЦИЯ РАСКОПОК. СБОР МАТЕРИАЛА

На участке, обнаруженном в ходе разведки, организуются раскопки. Порядок их проведения зависит от различных факторов и определяется непосредственно на месте. В каждом случае возможно различное залегание останков и археологических источников (медальонов, документов, элементов экипировки и снаряжения, личных вещей, оружия, боеприпасов и т.д.), расположение которых не всегда соответствует общепринятым закономерностям и налагает свои особенности на условия проведения работ. Порядок эксгумации определяется, в первую очередь, типом захоронения. Рассмотрим их по порядку.

ПЛАНОВЫЕ ВОИНСКИЕ ЗАХОРОНЕНИЯ

Плановые воинские захоронения - места погребения воинов, павших на поле боя, погибших при исполнении служебных обязанностей или умерших от ран, в одиночных или общих (братских) могилах, кладбищах воинских частей и подразделений, выполненные специальными командами воинских частей и соединений. Команда, выделяемая командиром, занималась розыском трупов, их сбором и доставкой на место погребения. У погибших изымались документы, оставляя лишь один экземпляр вкладыша солдатского медальона. Погибших должны были хоронить в могилы достаточной глубины (не менее 1.5 м). На насыпной холмик над могилой высотой до 0.5 м устанавливалась пирамидка высотой 1.5 м, сделанная из досок или камня. На пирамидке выжигался или писался номер могилы. Информация о произведенных захоронениях фиксировалась в документах воинских частей (которые хранятся в архивах, а также в местных военкоматах).

ВЕРХОВОЕ ЗАЛЕГАНИЕ ОСТАНКОВ

Верховое залегание останков на местности означает; что в период боевых действий этот убитый боец или командир не был захоронен (либо о нём забыли, либо похоронная команда работала недобросовестно, либо по какой-нибудь другой причине). Костные останки при таком захоронении обычно залегают на глубине 5-30 см, они покрыты травой, листвой, т.е. всем тем, что накопилось за долгие годы. Часто останки одного человека могут находиться на площади в несколько квадратных метров - как следствие боевых действий и результат растаскивания дикими животными и корнями деревьев.

Чтобы определить, есть ли останки в верховом залегании, действовать нужно следующим образом.

Отряд производит осмотр местности с целью обнаружения любых предметов военного времени. Это могут быть каски, ботинки (опыт показывает, что их находка точно указывает место залегания останков), противогазы или их детали (трубки, маски, коробки), кожаные подсумки, ремни, резиновые подмётки, каблуки, россыпи патронов, гильз, гранаты, пулемётные коробки, минные ящики, зарядные стаканы снарядов, патронные цинки, колючую проволоку, котелки, кружки, ложки и т.п. С этой задачей ребята легко справятся. Но они не должны толпой бегать по лесу: местность разбивается на несколько участков, на каждом участке по 1-3 человека (это зависит от количества человек в отряде, от размера обследуемой территории).

Параллельно с этим можно попытаться определить расположение на местности оборонительных сооружений (наших и противника), их протяжённость по фронту и в глубину и, соответственно, конфигурацию нейтральной полосы военного времени (легче сделать это при наличии карты боевых действий). Очень часто погибшие бойцы оставлялись нашими войсками на "нейтралке", их погребением не занимались в связи с пристрелянностью участка немецкими пулемётчиками или минированностью полосы.

Все лежащие на поверхности предметы военного времени, а личные в особенности, выявление относительной чёткости линий обороны и наличие прямых указаний в архивных документах именно на данный участок местности указывают на необходимость тщательного обследования, т.к. под дёрном или слоем листвы могут быть останки солдат, поросшие мхом, травою, слоем перегноя, скрытые корневищами выросшего лесного массива.

Костные останки могут быть обнаружены прямо на поверхности, не скрытые растительностью или складками местности. В этом случае вся прилегающая площадь подлежит осмотру (прощупыванию), тем более если были обнаружены предметы явно не принадлежащие уже найденному бойцу (третий ботинок, ещё один противогаз и т.д.).

Часто деревья (особенно берёзы) растут прямо на останках. Иногда требуется вывернуть дерево с корнем: кости врастают между корней. Корни аккуратно подпиливаются (или подрубаются).

Окопы и окопчики обследуются в обязательном порядке. Лежащие в них бойцы не захоронены, их могли просто сдвинуть, скинуть, даже не присыпая землёй. Иногда окопы заполнены останками, найти их помогут щуп или металлоискатель.

Тундровая зона, сопки и низины также требуют особого подхода. Костные останки в такой местности в большинстве случаев остаются на поверхности, а ветры, дожди и мороз отбеливают их до цвета писчей бумаги. В отличие от леса, где останки врастают в дёрн, тундровая почва не принимает их: периодическое промораживание и оттаивание грунта постоянно выталкивают кости и амуницию наверх. То же самое происходит и на склоне сопки: периодическое сползание оттаявшего фунта растаскивает останки вниз по склону (иногда на несколько десятков метров). В этом случае собрать костные останки непросто.

Несомненно, в работе по осмотру и обследованию местности поисковику поможет металлоискатель.

Использование этого полезного прибора позволяет оперативно обследовать пространство между окопами, стрелковыми ячейками, траншеями, также, если прибор обладает хорошей глубиной обнаружения предметов, - то и все углубления в земле. При использовании металлоискателя в поиске следует помнить о следующем:

Перед началом работы с металлоискателем в поле или в лесу, следует разбросать перед собой на земле различные предметы (консервные банки, разные по размерам и составу куски металла, саперную или большую лопату, патроны или гильзы и т.п.). Проводя поисковой рамкой над этими предметами, постарайтесь запомнить характер звука, исходящего от них. Если прибор снабжен дискриминатором (устройством "игнорирующим" тот или иной металл), попробуйте все режимы дискриминации над каждым из предметов для уяснения того, какие предметы отсекаются при том или ином значении дискриминации, но при этом следует помнить, что чем выше значение дискриминации, тем больше потеря глубины, тем ближе к поверхности обнаруженный предмет. Поэтому режим дискриминации следует использовать лишь в тех местах, где высокая минерализация почвы, или большое количество осколков. Если прибор имеет два уровня дискриминации (например FISHER-1266-Х), установите ручку DISK 1 в положение 2, а ручку DISK 2 в положение 8, тем самым при обнаружении "хорошего" сигнала вы сможете переключиться в режим DISK 2 и проанализировать обнаруженный предмет (еще раз провести поисковой рамкой над этим местом): если сигнал в этом режиме по прежнему "хороший" - смело его выкапывайте. Наибольших эффект использование "1266-Х" дает при поисковых работах в лесу при поиске верховых останков, обследовании всех углублений в лесу, бывших траншеями, стрелковыми ячейками, окопами.

Несколько советов по использованию металлоискателя.

- Земля в местах боев буквально нашпигована неразорвавшимися боеприпасами и, при извлечения некоего предмета из земли, следует его аккуратно окопать и, снимая грунт небольшими слоями, выявить контуры объекта., визуально определить вид боеприпаса и степень его опасности (прошел ли боеприпас через канал ствола, находится ли на боевом взводе); не извлекая боеприпас, подозвать сапера или старшего по группе, обозначить место находки ярким лоскутом, вешкой. Ни в коем случае не пытаться извлечь боеприпас самостоятельно, так как некоторые противотанковые и противопехотные мины снабжались боковыми и донными взрывателями и устанавливались на неизвлекаемосгь.

- Наряду с боеприпасами также встречается большое количество осколков разного размера и глубины залегания, и все это "добро" хорошо "звенит" в металлоискателе и поэтому, работая с прибором, следует откапывать каждый объект, на который реагирует аппарат, особенно когда есть "хороший" сигнал, указывающий на крупный предмет. Вначале работы с прибором наряду с полезными предметами, вы будете выкапывать много разного мусора, но со временем, с приобретением опыта на такие сигналы вы попросту перестанете обращать внимание, но в начале вашей работы следует выкапывать каждый предмет, особенно если вы сомневаетесь в характере сигнала.

- При работе на местности следует помнить, что поисковое кольцо должно быть максимально приближено к земле и двигаться параллельно ей; всегда следите за тем, откуда и куда вы двигаетесь и с какой скоростью двигается поисковое кольцо: если оно двигается слишком быстро или слишком медленно, то вы теряете в глубине и, и таким образом, пропускаете много объектов, которые могли бы быть найдены. Постарайтесь для себя определить темп движения, для того, чтобы быстро не устать, и для того, чтобы тщательно обследовать выбранный участок.

- Всегда используйте поисковое кольцо возможно большего диаметра, так как это увеличивает глубину поиска на 15-20 %.

- Глубина обнаружения предмета зависит от его состава, сохранности, характера и влажности грунта. Более влажные лесные почвы увеличивают глубину обнаружения, песчаные и суглинистые уменьшают.

- Если есть наушники - всегда используйте их. Они помогают продлить срок жизни батарей, с их помощью можно "услышать" глубоко залегающие объекты, лучше определить их характер. Динамик, располагающийся на панели прибора, несколько, огрубляет звук и человеку, не обладающему музыкальным слухом, достаточно сложно уловить нюансы отклика на тот или иной предмет.

Теперь несколько слов о выборе самого прибора. Практика поисковых работ показала, что лучшей моделью ручного металлоискателя с максимальной глубиной обнаружения, является FISHER-1266-Х с поисковой рамкой 10,5 дюймов. Использование этого прибора позволяет обнаружить каску на глубине до 1-1,2 метра, более крупных предметов на глубине до 1,5 метров, т.е. примерной глубине стрелковой ячейки, окопа, траншеи. Гранату РГД-33, алюминиевую фляжку эта модель может "почуять" на глубине 0,5 - 0,7 м.

Использование "глубинного" прибора, например "ТМ-808" фирмы "WHITES", позволяет осуществлять работу на сильно замусоренных участках земли. Основное достоинство приборов такого класса в том, что они не "видят", большую часть мусора, которая находится у поверхности почвы. В то же время их отличает очень большая глубина обнаружения. Так например, с "ТМ-808" на паханом поле в Ленинградской области, где применение ручных приборов (в том числе и FISHER-1266) из-за большого количества осколков было невозможным, был обнаружен ящик с 50-мм минами на глубине 1,2 метра, а рядом с ним - боец. Диск от пулемета Дегтярева - 1,0-1,2 метра. И таких примеров хватает. По "боевому железу", такому как минные ящики, пулеметные коробки, каски, цинки с патронами и без, ящики с боеприпасами, можно выделить на запаханной территории траншеи, воронки, стрелковые ячейки, блиндажи, окопы. Также глубинный прибор позволяет оперативно обследовать блиндажи и крупные воронки, в которых может быть значительное количество останков погибших воинов, вперемежку с железом, которое может быть па погибших. Использование "ТМ-808" позволяет быстро обследовать значительные территории, так как, в отличие от ручных приборов, не надо водить поисковым элементом над поверхностью почвы. Этот прибор находится в положении "чемодана" в руке, и оператор, держа его около бедра, просто двигается по обследуемой территории.

При работе с металлоискателем следует также помнить о том, что эффективный поиск может осуществляться только при разделении труда и обязанностей. Поэтому оператору следует придать помощника с лопатой, который будет откапывать предметы. Максимальный эффект достигается при использовании металлоискателя и щупа. Щуп должен быть у каждого участника поисковой экспедиции.

Наилучший вариант щупа таков: круглый стальной прут диаметром 6-8 мм из упругой, желательно легированной, стали длиной примерно по грудь (в зависимости от роста человека), с ручкой из эбонита, текстолита или металла и стального наконечника. Расположение прута и ручки адекватно букве "Т". Для обследования траншей, блиндажей, глубоко залегающих братских захоронений рекомендуется иметь в отряде несколько щупов длиной 1,5 - 1,6 м. Щуп - инструмент тщательного обследования, им обследуются любые закоулки, каждая пядь земли, ямка, воронка, окоп, блиндаж. Он без затруднений проникает на глубину, особенно во влажной почве, и позволяет отыскивать незаметные глазу захоронения.

Чем дольше поисковик работает со щупом, тем лучше он определяет на слух камень, корень, металл, пластмассу, стекло, резину, дерево и, главное, - кость, останки человека. Кость издаёт особенный характерный звук, один раз услышав и запомнив который, ни с чем его уже не спутаешь, хотя некоторые корневища при неоднократном постукивании издают похожий звук. Но, в отличие от корня, в кости не вязнет острие щупа. Иногда эрозия костей приводит к "протыканию" их щупом: звук кости был, но щуп не остановился на ней, как на жёстком основании, а ушёл глубже. В этом случае надо обязательно откопать сомнительный предмет.

Каски, котелки, кружки, пряжки, патроны, гранаты, оружие и т.п. хорошо отыскиваются щупом без металлоискателя. Иногда достаточно найти один предмет, чтобы, разворачивая поиск щупом от предмета вширь по спирали или квадратами, найти то, что осталось от погибшего человека. Прощупывание следует проводить многократным повторением уколов щупом через 3-5-7см.

При обнаружении останков необходимо определить характер и площадь их залегания. Для этого щупом следует очень тщательно, через 2-3 см, обследовать интересующий участок поверхности размером примерно 1,5 м на 2 м, проводя таким образом локализацию (определение площади залегания костей скелета, их расположения), и лишь после приступать к эксгумации, осторожно снимая слой за слоем почву.

Сохранность останков зависит от следующих факторов:

- влажности почвы;
- возраста человека к моменту гибели;
- качества его питания при жизни;
- близости к открытой поверхности;
-постороннего воздействия в момент и после смерти (мины, артснаряды, животные).

В неблагоприятных случаях от человека остаётся 2-3 косточки безотносительно к тому, в какой почве он лежал и сколь близко к поверхности. Если человек в течение нескольких месяцев до момента гибели недоедает, то в послевоенные годы его останки растворяются и в воде, и в почве, и в растительности.

Из вещей прекрасно сохраняются стекло, кожаные ремни, резиновые подошвы ботинок, сапог, валенок, маски и шланги противогазов, пластмассовые и эбонитовые вещи. Неплохо - алюминиевые и эмалированные котелки и кружки, ложки, детонаторы и запалы, целлулоид. Хуже - патроны, гранаты и вооружение. Совсем плохо - металлические пуговицы, пряжки, предметы из дерева. Не сохраняются во влажной и кислой почве ткани, войлок, сукно, ватники, бумага (за весьма редким исключением). В тундровой зоне хорошо сохраняется практически весь перечисленный набор в течение очень долгого времени, даже бинты и газеты. Находка любого личного предмета поможет определить ориентацию останков на поверхности.

Эксгумацию найденных останков нужно проводить послойным снятием грунта с тщательной проверкой комков во избежание потери личных вещей человека. Снятие грунта лучше всего вести ножом, саперной лопаткой или острым скребком. Этот инструмент при носке и хранении не должен соприкасаться со всеми другими предметами, употребляющимися в быту. При обнажении частей костного скелета поначалу не следует выдёргивать и извлекать их из почвы, они остаются на месте, а грунт со всех сторон осторожно очищается.

Личные вещи также лучше до поры оставлять на месте и лишь после того, как определилось точное залегание основных частей скелета человека, можно отложить их в сторону. При этом все найденные предметы проверяются на наличие подписей, (они могут быть сделаны на ложке, кружке, бритве, ноже, зубной щётке, карандаше, портсигаре, даже на ремне, каске или ботинке).

После того, как части костного скелета будут полностью обнажены и выявлен характер залегания, следует собрать с поверхности останки. Если они залегают под деревом или между валунов, либо извлечение связано с неизбежным нарушением расположения, то их можно собрать раньше. При находке и прочтении медальона обязательно сохраняются найденные личные вещи, они вкладываются вместе с останками в специальный мешок - т.н. эксгумационный, и впоследствии передаются родственникам.

После снятия грунта необходимо задокументировать найденное: тип залегания останков, их сохранность, состояние костного скелета, повреждения, глубину залегания, вооружение, амуницию, личные вещи, особые приметы, данные медальона или именной вещи. Эта процедура занимает немного времени и даёт, в совокупности с десятком других подобных документов, весьма красноречивую картину произошедшего десятки лет назад боя в довесок к архивным сведениям.

После эксгумации останки обмываются водой и помещаются в эксгумационпый (полиэтиленовый) мешок. В каждый из них должна быть вложена табличка с данными эксгумации (если есть медальон или именная вещь), номером индивидуального приложения к Протоколу эксгумации и номера самого Протокола.

Если нет мешка, то останки можно сложить в каску, пулемётную коробку, главное - не смешивать с останками других найденных бойцов. В идеальном случае каждого солдата нужно хоронить в отдельном гробу, но реальная ситуация не всегда позволяет это сделать, поэтому поисковики должны сделать всё от них зависящее и исключить небрежность и промахи.

Останки костного скелета обмываются водой, а не промываются дочиста.

Тщательно очищаются от грунта и промываются в воде ложки, кружки, котелки, ремни и т.п. Часто на подобных предметах можно обнаружить не только инициалы или фамилию бойца, но и полные имена и фамилии, и даже целые послания.

Таким образом, способы поиска и эксгумации верховых останков представляют собой следующее:

а) необходимо визуально обнаружить на местности предметы военного времени;
б) проверить местность миноискателем на наличие металлических предметов, скрытых под растительностью или в почве;
в) при обнаружении мины - отметить место и вызвать сапёра;
г) щуп - инструмент тщательной проверки местности после находки предметов военною времени и металлических предметов;
д) частота прощупывания - через 3-7 см;
е) после находки щупом какого-либо предмета его следует осторожно окопать сапёрной лопаткой и очистить ножом (скребком):
ж) при обнаружении останков необходимо расчистить место эксгумации от посторонних предметов, листвы, мусора;
з) эксгумацию проводить послойным снятием грунта (дёрна) с тщательной проверкой комков;
и) после снятия грунта следует зарисовать и задокументировать найденные останки и вещи в индивидуальном приложении к Протоколу эксгумации;
к) обязательна промывка и проверка личных предметов человека с целью обнаружения надписей;
л) после эксгумации останки и личные вещи необходимо поместить в отдельный эксгумационный мешок с табличкой идентификации и номером индивидуального приложения и Протокола эксгумации;
м) на раскопе нужно оставить подробную записку;
н) после окончания работ на участке составляется протокол эксгумации, возможно, единый на весь участок.

ГЛУБИННОЕ ЗАЛЕГАНИЕ ОСТАНКОВ

1.Первым признаком наличия захоронения практически во всех грунтах является локальное углубление. Со временем грунт оседает и на месте захоронения вместо насыпного холмика появляется провал, который часто принимает вид овала, иногда четырёхугольника. Во влажной зоне это углубление по весне и после дождей всегда заполняется водой. А так как воронки также заполняются водой, то следует опробовать щупом каждое углубление.
2. При наличии длинного, около 1,5 м, щупа им следует погрузиться на максимально возможную глубину, лучше всего одним постоянным усилием, без толчков. Если захоронение имеет место (даже одного человека), то на некоторой глубине, соответствующей верхнему контакту щупа с полостью захоронения останков, наблюдается характерный резкий провал щупа на 10-15 см и остановка его на дне могилы или на кости.
3.Следующим признаком является обнаружение кости на глубине после провала щупа, причём последний должен уверенно опереться на неё, и звук щупа должен быть характерным для кости.
3. При обнаружении места возможного захоронения после подъёма щупа на поверхность следом должны подняться большие массы воздуха, причём неоднократно. Следующий провал щупа должен дать то же самое.
5.При выходе смеси газов на поверхности воды, если она есть, может появиться углеводородная плёнка...

Если захоронение достоверно определено, то на нём производится комплекс работ по эксгумации.

Прежде всего, нужно щупом определить границы площади захоронения и наибольшую глубину залегания останков. Для этого, как и в случае с поиском верхового залегания останков, нужно углубиться щупом по предполагаемому периметру площади и по звуку и остановке острия на кости (пли не остановке) убедиться в наличии или отсутствии останков при каждом углублении щупа. Глубину залегания можно ориентировочно определить по завязанию в пустом массиве острия щупа ниже останков. При вскрытии массива её можно уточнить. Установив границы, можно приступать к работе.

Для начала следует выбрать место, куда следует выбрасывать грунт, и где он будет просеиваться. Грунта может быть до нескольких кубометров, поэтому следует приготовить соответствующую площадку для его переборки и просеивания.

В первую очередь, от определённых границ захоронения нужно отмерить наружу по полметра, чем-либо прочертить этот отступной контур и окопать его по периметру так, чтобы внутри контура осталась полуметровая перемычка со всех сторон и само захоронение. Окапывание следует проводить канавой шириной 0,7 - 0,8 м и больше, так как при слишком узкой канавке неудобно работать. Глубина залегания останков (нижняя граница) определяет глубину отрытой канавы.

Дойдя до нижней границы канавы, следует приступать к удалению полуметровой перемычки. Поначалу малой сапёрной лопаткой, а затем ножом или скребком, послойно снимается со всех сторон оставленная полуметровая перемычка грунта. Это можно делать как сверху вниз, пак и от краёв массива к центру. Перемычка удаляется до контакта с останками со всех сторон по верху захоронения. Снизу и по середине перемычка остается и убирается уже после эксгумации находящихся сверху останков.

Если при прокладке шурфов не удаётся точно обнаружить границы могильной ямы, то по всей территории предполагаемого захоронения аккуратно вскрывается верхний слой дёрна на штык лопаты, по цвету и структурным особенностям грунта определяются границы захоронения. При этом следует учитывать, что костные останки порой располагаются в стороне от установленных границ, имея над собой не перекопанный слой грунта.

Могильная яма вскрывается горизонтальными пластами определённой толщины (толщина каждого вскрываемого пласта зависит от глубины залегания останков и устанавливается непосредственно при раскопках). Выкапываемый грунт проверяется на предмет обнаружения подъёмного материала, т.е. предметов, находящихся в культурном слое или на поверхности земли, а также признаков идентификации останков. Особо тщательно производится поиск предметов в районе грудной клетки и тазовых костей погибшего, где чаще всего находятся медальон и документы.

Вскрывать могильную яму сразу на всю глубину нельзя, т.к. неизвестно расположение костных останков, не установлено наличие взрывоопасных предметов и, самое главное, можно уничтожить или повредить археологические источники, имеющие большое значение в установлении личности погибших.

При снятии каждого пласта грунта целесообразно прощупать почву щупом и обследовать металлоискателем.

Вскрытие самых нижних слоев, соприкасающихся с останками, проводится с особой осторожностью. При этом применяется более мелкий рабочий инструмент: саперные лопатки, ножи и т.д. При вскрытии захоронения следует иметь в виду, что уровень залегания останков не всегда находится на одинаковой глубине.

Если захоронение глубокое и тесное, а грунт непрочен, то во избежание осыпания стенок необходимо расширять его площадь или укреплять стенки. Отработанный грунт располагают не ближе 70 см от края могильной ямы. До вскрытия захоронения поверхность окружающего участка в радиусе около 7 - 10-ти метров должна быть исследована на предмет отсутствия останков, чтобы исключить их засыпание отработанным отвалом.

Достоверность сведений, полученных при раскопках, во многом зависит от качества исследования. Техника вскрытия захоронений и эксгумации останков имеет свои особенности в каждом конкретном случае и определяется, прежде всего, степенью сохранности захоронения. В тех случаях, когда захоронение нарушено мародёрами и перекопано, а расположение костных останков и подъёмного материала хаотично, целесообразно исследовать грунт, вынутый при несанкционированном вскрытии, а также грунт могильной ямы до материка.

В случае, когда захоронение не нарушено, при постепенной выемке заполнения могильной ямы, можно проследить некоторые признаки приближения захоронения. Это появление тёмных пятен твёрдой земли, склеенной продуктами разложения трупов, предметов экипировки и снаряжения. При появлении этих признаков земля аккуратно снимается, определяется положение костяка, проводится его расчистка и подъём археологического материала. Нельзя брать или сдвигать найденные предметы, т.к. по их взаимному расположению возможно установление обстоятельств гибели военнослужащего (боевое захоронение). Для упаковки находок нужны коробочки разных размеров, вата, обёрточная бумага, а также большие полиэтиленовые мешки (размером 50Х100 см) для временного хранения костных останков.

При обнаружении медальона его необходимо герметично упаковать в полиэтиленовый пакет, желательно с землёй, и в дальнейшем оберегать от механических и других воздействий до проведения экспертизы. Рекомендуется вскрывать медальон в лабораторных условиях. Пергаментный вкладыш необходимо аккуратно развернуть и просушить, избегая попадания прямых солнечных лучей.

Расчистку раскопа желательно проводить от головы к ногам, горизонтально срезая землю совком. Отдельные кости нельзя извлекать из скелета до полной его зачистки.

Над головой, грудью и в районе туловища павшего следует всегда копать не так глубоко, как над ногами, и более осторожно, чтобы предотвратить разрушение и дальнейшую утрату, возможно решающих признаков идентификации останков.

Отработанную землю убирают со дна раскопа, чтобы расчистку не проводить дважды.

В каждом случае останки должны быть откопаны и очищены по всей своей длине и ширине (и сверх этого ещё по 10 см со всех сторон). После очистки останков от земли можно начинать их извлечение из захоронения в обратной последовательности: от ног - к голове. Благодаря этому создаётся свободное пространство для работы. В случае необходимости кости скелета вместе с подъёмным материалом зарисовываются или фотографируются.

После извлечения останков необходимо зачистить дно ямы до материкового слоя, т.к. возможно двойное захоронение. Необходимо исследовать грунт вокруг могильной ямы с помощью щупа.

Описанный подход справедлив как для захоронений устроенных в открытых ямах, так и для воронок. Канава при проходке будет иметь по периметру округлые очертания.

При проходке в грунте руководитель работ должен сам оценить, - когда можно приступить к удалению перемычки. Обычно это делается при достижении канавой половины установленной глубины залегания останков. При снятии верхней части перемычки тем самым достигается осушение верхней части захоронения и становится возможной его очистка от грязи, веток, листьев до слоя погребённых останков. При этом вся подаваемая наверх масса должна просеиваться через пальцы, желательно растирание её на наклонной доске. В этом случае ребятам поручается трудоёмкая процедура вскрытия и выемки грунта и воды, а девушки отлично справятся с работой по переборке фунта. Во избежание возможных недомоганий и заболеваний желательно работать в резиновых перчатках.

Просеивание и растирание грунта особенно важно для исключения пропуска и выброса плавающего или заключённого в комок грунта медальона. Особая тщательность при просеивании требуется в момент достижения уровня останков. Появляющаяся в увлажнённой почве после откачки на дне ямы вода способна подхватить незамеченный вовремя всплывший эбонитовый (деревянный) медальон, и он может быть вылит с очередной откачкой, поэтому каждое ведро воды из ямы также просеивают. Для ограничения оплывания грунта со стенок массива с останками можно использовать способ установки жердевой стенки с вертикальным забиванием жердей.

Работу следует продолжать до тех пор, пока не обнажатся все части скелета (скелетов) и предметы амуниции, выдёргивать их из грунта ни в коем случае не следует. Когда откроется вся картина залегания останков, её необходимо или сфотографировать, или зарисовать, или снять на видеоплёнку. Эти материалы прилагаются к протоколу эксгумации.

Если грунт сверху очищен и удалось точно определить, что кому принадлежит и как расположены останки, можно приступать к эксгумации. Лучше всего, если каждым человеком занимаются по трое поисковиков: двое внизу на раскопе, один наверху принимает от них подаваемые части скелетов, амуницию и т.п. Складывать их он должен отдельно от других. Раскладку останков следует производить так, как устроен скелет человека. Сразу будет видно, какой из частей не хватает или что подано лишнее, чужое, данному бойцу не принадлежащее. По окончании полной эксгумации захоронения правильно заполнить протокол эксгумации не составит труда. Все будет на виду, на дневной поверхности.

После извлечения верхнего слоя останков до уровня грунтовой перемычки следует приступать к её дальнейшему удалению. Время от времени в перемычке нужно делать небольшие канавки для истечения влаги, находящейся в полости расположения останков. Поэтапно достигается дно.

После того, как все останки будут подняты на поверхность, составляются индивидуальные приложения к Протоколу эксгумации на каждого поднятого солдата, а также протокол эксгумации на захоронение.

Для перезахоронения нужно доставить подготовленные гробы к месту проведения работ. В каждый придётся укладывать останки нескольких поднятых солдат. Надо следить за тем, чтобы останки любого отдельно взятого бойца не попали по разным гробам. Для этого желательно все сложить в отдельные полиэтиленовые пакеты (эксгумационные мешки) и в пакетах укладывать внутрь. Естественно, как и в случае с верховым залеганием останков, в каждый пакет нужно вложить табличку с номером индивидуального приложения и протокола эксгумации, данными медальона, если был, местом находки, Ф.И.О. нашедшего (или название отряда).

Также надо отметить те гробы, куда положены останки бойцов, имевших медальон или именную вещь: возможно родственники успеют на захоронение. Образованную после эксгумации яму нужно полностью засыпать вынутым грунтом. Туда же складываются части амуниции, одежды с безымянных бойцов. На месте бывшего захоронения обязательно оставляется отметка о количестве поднятых бойцов, о месте их перезахоронения, номере части (армии).

О ЛЕТОПИСИ ПОХОДА

В каждом походе необходимо вести дневник, летопись похода, т.е. каждый этап экспедиции документально фиксируется. Осуществлять это можно различными путями.

- Дневник сменного дежурного, где отражается быт группы, выполнение графика похода и летопись поиска, куда последовательно заносятся итоги поисковой работы, рассказы участников и очевидцев и т.д.; и дневник, и летопись в данном случае составляют два отдельных документа. Отдельную папку должны составлять протоколы эксгумации останков, протоколы обследования захоронения, а также акты о начале и об окончании работ по эксгумации останков. * В экспедиции ведётся дневник, а затем, по возвращении, поисковые материалы переносятся из него в специальную летопись поиска, которая включает в себя итоги многих походов, переписки и т.д. Протоколы и акты составляются в любом случае, и делать это следует особенно тщательно.

Помимо общих дневников, журналов каждый из поисковиков может вести свой личный дневник. Руководителям следует подталкивать к этому ребят...

- Помимо главных поисковых документов - дневников и летописей, очень важно составить описание объекта, маршрут путешествия.

ПРОВЕДЕНИЕ ЗАХОРОНЕНИЯ, ПОИСК РОДСТВЕННИКОВ

После эксгумации и оформления протоколов и актов, в которых фиксируются результаты, останки укладываются в контейнер (гроб, полиэтиленовый мешок). Контейнер хорошо закрывается, опечатывается, и на нём проставляется номер, который заносится в протокол. Если на раскопе нет возможности сразу составить протокол эксгумации, то оформляется его черновой вариант или делается запись в журнале раскопок.

До захоронения останков следует обеспечить полное оформление документов по эксгумации.

Захоронение останков погибших защитников Отечества, обнаруженных в ходе поисковой работы, организуется через местные органы власти и управления с отданием воинских почестей. Организованное захоронение необходимо зарегистрировать через военный комиссариат и органы местной власти и управления. Перенесённые захоронения также подлежат обязательной регистрации.

Если по каким-либо причинам нет возможности провести захоронение останков сразу по окончании всех поисковых работ, организуется временное хранение (захоронение) останков. Место временного хранения (захоронения) останков фиксируется в протоколе эксгумации. Останки должны храниться в защищённом от солнца и осадков месте.

Перезахоронение останков в обязательном порядке должно быть документально зафиксировано в местных органах власти и управления, а также в проколе эксгумации. Все эти мероприятия осуществляет поисковый отряд, проводивший эксгумацию и перезахоронение.

Наиболее оптимальным способом поиска родственников является посылка запроса в райвоенкомат по месту призыва бойца, составленного в двух экземплярах. Второй экземпляр предназначен для опубликования запроса в местной районной или городской газете. Для этого в конце его должна непременно содержаться просьба военному комиссару о передаче второго бланка в редакцию газеты. При этом следует иметь ввиду, что все сведения о военнослужащих, боевых действиях частей и подразделений хранятся в ЦАМО РФ в г. Подольске Московской области и работа в этом архиве позволит получить необходимую автобиографическую информацию о личности погибших, а так же о целесообразности дальнейшей работы.

Другие способы: посылка запросов в адресные столы, сельсоветы, по адресам указанным в медальонах. Они менее действенны, но отказываться от них ни в коем случае нельзя. Конечно, использовать все эти методы можно лишь при наличии медальона (либо других предметов позволяющих установить фамилию, имя, отчество солдата).

ПОДВЕДЕНИЕ ИТОГОВ

Учёт результатов поисковых работ - один из важнейших её завершающих этапов, который предусматривает фиксацию обнаружения останков, мест их обнаружения, событий, связанных с выявленными захоронениями, участников поиска, а также географические и исторические особенности.

Аналитические обобщения результатов поисковых работ и архивных исследований позволяют не только прояснить судьбы отдельных военнослужащих, но и уточнить характер и историю военных событий.

Итоги подводятся по возвращении отряда из экспедиции. Необходимо собрать и классифицировать всю документацию, оформить дневник похода, проявить фотографии, ознакомить со всей собранной информацией тех членов отряда, кто не участвовал в экспедиции.

Все находки, привезённые отрядом из экспедиции, строго учитываются и передаются в поисковый или иной музей. Это могут быть личные вещи солдат (конечно лишь в том случае, если они не были переданы родственникам), документы, предметы военного снаряжения и т.д. В картотеку (или в компьютерную базу данных, если таковая имеется) вносятся данные о погибших, об их родственниках, о тех людях, с которыми отряд встречался в экспедиции. Эти же данные передаются и другим поисковым отрядам.

Но недостаточно просто классифицировать весь найденный материал. Чтобы не остался он лежать мёртвым грузом, проводится исследовательская работа. Если в экспедиции на первом месте были практические умения и навыки, то сейчас ребятам пригодится вся их теоретическая подготовка.

Любая экспедиция приносит плоды, даже если не все цели достигнуты и не все задачи были решены. При таком положении вещей можно лишний раз задуматься о недоработках при подготовке экспедиции, устранить все недочёты на будущее.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, поисковая работа представляет собой сложный комплекс различных направлений деятельности, цель которых - восстановление судеб погибших за Отечество, достойное их захоронение, поиск родственников, а также предоставление подросткам возможности заниматься общественно-значимой деятельностью, принимать активное участие в той работе, которая долгое время считалась доступной только взрослым.

Поисковая (поисково-краеведческая) работа носит циклический характер, продолжается в течение года, оказывает постоянное воздействие на людей, занимающихся ею, каждый раз открывая что-то новое, принося реальный, ощутимый результат.

Быть членом отряда может каждый желающий, независимо от возраста и даже от состояния здоровья, ибо спектр задач, направлений деятельности очень широк и ни одно из звеньев не может быть выброшено, все этапы взаимосвязаны. Основные качества - желание работать, целеустремлённость, жажда активной деятельности, желание помогать, стремление преодолевать трудности, любознательность, честность и т.д. Поисковая работа также помогает воспитать эти и другие не менее важные для человека качества. Именно поэтому участие в поисковой экспедиции очень эффективно при воспитании так называемых "трудных" подростков особенно сейчас, когда нет таких массовых организаций, как пионерская, а различные кружки, секции, клубы не всем доступны. Поисковая работа позволяет ощутить свою значимость для людей, а значит, появляется цель в жизни, поле для деятельности. А не это ли нужно подросткам - проявить себя, попробовать свои силы, пообщаться со взрослыми в неформальной обстановке, на равных.

http://westfront.narod.ru/metodika_1.htm

+1

2

Блин, как многа букаф! Недалю читать буду!

0

3

smersh71 написал(а):

Блин, как многа букаф! Недалю читать буду!

Юра, привет!!!
Это ещё не много, лучшее тя ждет впереди. 
  :flag:

0

4

Шо! Апять буквы?!  o.O
Прывед!

0

5

Ага, только не полуЧАТЬСЯ.........пока,........  будем частями закидывать.   

0

6

Теория и практика поисковых работ.
С.С. Котилевский
Издательство "Отечество"
Казань - 2004 г.

Эта книга написана преимущественно для людей, занимающихся поиском погибших военнослужащих на полях сражений в период Второй мировой войны, увековечением памяти о них и является справочным пособием как для командиров поисковых отрядов, так и рядовых поисковиков.
От издательства.

В связи с тем, что некоторые главы книги подготовлены на основе уже изданных в печати или опубликованных в Интернете книг других авторов и желающие могут прочитать их в оригинале, здесь публикуются только части книги С.С.Котилевского, посвященные непосредственно поисковой работе.
Сергей Сергеевич Котилевский родился в 1956 году на Алтае, живет в г.Великий Новгород. По образованию — фототехник. В 1981 году в составе новгородского клуба «Сокол» профессия фоторепортера привела его на места былых сражений в Мясноборских лесах под Новгородом. Увиденное настолько ошеломило, что с тех пор его жизнь связана с поисковой деятельностью.

С 1987 года занимается историко-архивными исследованиями документов о событиях на Волховском и Северо-Западном фронтах. В конце 1980-х – в 1990-е годы работал в штабе поисковой экспедиции «Долина» памяти Н.И.Орлова ответственным организатором, председателем Совета командиров, руководителем историко-архивного сектора. Разработчик инструкций и методических указаний, форм документов в поисковом делопроизводстве.

Надеемся, что знания и практический опыт Сергея Сергеевича, изложенные в этой книге, помогут коллегам-поисковикам в совершенствовании организации и ведения поисковой работы.
От автора.

Эта книга написана преимущественно для людей, занимающихся поиском погибших военнослужащих на полях сражений в период Второй мировой войны, увековечением памяти о них и является справочным пособием как для командиров поисковых отрядов, так и рядовых поисковиков.

Здесь затронуты вопросы и проблемы, с которыми поисковики сталкиваются в ходе поисковой деятельности — занятии тонком в психологическом и трудном в физическом смысле, зачастую сопряженным с риском для здоровья и жизни.

Поисковая деятельность неразрывно связана с исследованием архивных документов и ведением специального делопроизводства, которым в книге посвящены отдельные главы.

Поскольку полевые поисковые работы требуют определенной туристической подготовки, навыков ориентирования, знания основ топографии, археологии и медицины, то не имеющие отношения к поиску любители путешествий здесь также найдут для себя много полезной информации.

Если этот труд послужит поводом для размышлений поисковика и всех, кто причастен к поисковой деятельности, поможет более осмысленно относиться к проблеме увековечения памяти погибших защитников Отечества, — буду считать, что цель моего труда достигнута.

Благодарю Александра Ивановича Орлова за помощь в цифровой обработке фотоматериалов. Мелкову Наталью Борисовну, Ксению Нижегородскую за помощь в подготовке рукописи.

Особую благодарность хочется выразить руководителю Общественной молодежной организации «Объединение «Отечество» Республики Татарстан Александру Коноплеву и сотруднику «Объединения «Отечество» Рафику Салахиеву за помощь в предиздательской подготовке и издании книги.

С уважением ко всем читателям.

Сергей Сергеевич Котилевский.
Часть 1. Полевые поисковые работы.

Глава 1. Этические аспекты поисковой деятельности.

Исповедь об увековечении памяти погибших защитников Отечества.

Поисковикам журналисты нередко задают вопрос: «Почему вы этим занимаетесь? Что влечет вас в поиск?» В подобных случаях, разумеется, каждый пытается ответить соответственно случаю, как можно красиво и с пафосом.

А действительно, что же нас заставляет этим заниматься? В то время, когда все нормальные люди занимаются решением своих жизненных проблем, поисковая братия имеет дело с мертвыми, копаясь в прошлом, в том, что схоронила мать-земля и неумолимо предает забвению! Почему и зачем?

Для одних поисковая деятельность — это попытка восстановить справедливость по отношению к нашим предкам и ныне живущим соотечественникам. Поиск стал делом их жизни, делом важным и нужным. Такие поисковики выполняют поисковую работу дотошно и скрупулезно. Перестают этим заниматься они только в силу вынужденных обстоятельств.

Для других это хобби. Возможность отвлечься от каждодневных забот, провести время с пользой для людей и найти новых друзей.

Еще это способ романтико-приключенческого времяпровождения.

Для подростков — возможность проверить себя в необычных условиях, ведь поисковые экспедиции в определенном смысле бывают приближены к экстремальным условиям. В особенности для начинающих, которые наслышаны баек о жуткой опасности таких экспедиций. Одни подростки в поиске участвуют разок-другой и исчезают, другие находят в этом интерес и «прикипают» к поиску надолго.

Есть категория людей, которые в поисковой деятельности видят возможность для самоутверждения. Более активные и самолюбивые получают здесь возможность стать лидерами и получить определенную значимость в обществе. И в поиске, как собственно и в других сферах деятельности, своей цели достигают либо добросовестностью и трудолюбием, либо напыщенной суетой и пустыми разглагольствованиями.

Так или иначе, главная общая цель поисковиков — найти смертный медальон или документы, позволяющие установить имя бойца, а затем найти его родных и известить их о судьбе солдата.

Казалось бы, все достаточно просто и понятно.

Ан нет! Дело это не простое и об этом моя исповедь.

Прошло много лет с тех пор, когда поисковики из групп мелких, стихийных и слабо организованных, не имеющих поискового опыта, серьезной финансовой и юридической поддержки, движимых исключительно энтузиазмом и общими романтическими интересами, переросли в мощное движение.

В большинстве своем, это общественные организации, деятельность которых имеет юридический статус, в той или иной мере имеет финансовую и материально-техническую поддержку. Многие лидеры поисковых формирований имеют практический опыт в решении административных и поисковых задач. Но при этом, далеко не все поисковики (в особенности начинающие) имеют достаточный опыт работы, как в полевых условиях, так и поисковом делопроизводстве. Не многие отчетливо представляют весь спектр проблем и задач, которые включает в себя поисковая деятельность. Нередко работа ведется в рамках все того же энтузиазма, слабо квалифицированно и на уровне дилетантства. Отсутствие опыта или необдуманные действия порой приводят к недопустимым в этическом и историческом плане последствиям. Неквалифицированная работа на захоронениях ведет к хаотичной эксгумации останков, что неизбежно приводит к утрате важных находок и сведений, способствующих в установлении имен погребенных и как следствие — к их обезличиванию.

Методика вскрытия захоронений и ее целесообразность, своевременное перезахоронение эксгумированных останков, соблюдение этических норм и духовных традиций, историко-архивное обеспечение поисковых работ, эффективное использование исторических, архивных и свидетельских материалов, учет проделанной работы, восстановление имен и их переучет, извещение родных о месте гибели и захоронении погибшего — это наиболее важные задачи, без решения которых поисковые работы становятся без результативными, незавершенным, и подчас теряют смысл. Поисковик должен отчетливо представлять всю технологическую цепочку от начала поиска до его логического завершения.

Не все еще понимают, что медальон не панацея в установлении имен погибших. Значительно эффективнее в этом направлении дают результаты педантичного и скрупулезного составления учетных документов по результатам полевых поисковых работ, исследование архивных документов и на их основе сопоставление и анализ имеющейся информации.

В поисковом движении уже немало людей имеющих значительный опыт и способных грамотно выполнять эту работу. И все же далеко не все поисковые формирования выполняют весь спектр необходимых работ даже в боевых регионах, где поисковый опыт чаще преобладает над опытом так называемых тыловых формирований. Этому есть вполне логичное объяснение. Основную часть работы выполняют энтузиасты, а штат работающих профессионально невелик. Штатные работники не имеют специального образования, а необходимые знания и опыт приобретают путем собственных проб и ошибок. Особенную озабоченность в этом отношении вызывают многие поисковые формирования тыловых регионов. В частности, те объединения и отряды, руководителями которых являются педагоги различных учебных заведений. Подавляющее большинство преподавателей места былых сражений видят, прежде всего, как воспитательный полигон, а поисковую работу — как способ воспитания патриотизма у детей и подростков. К сожалению, приходится констатировать, что многие педагоги в малой степени уделяют внимание освоению поисковых премудростей, считая, что этому дети научатся непосредственно в ходе выполнения полевых работ.

Безусловно, места былых сражений, это именно те места, где у психологически не устоявшегося молодого человека нетрудно вызвать волну чувств и эмоций. Автор этих строк не педагог и не рискует давать советы, где и как воспитывать подростка. Однако, вызывает сомнение, что молодой человек станет патриотом своей Родины, видя как Родина обходится со своими сынами. Какое отношение к останкам защитника Отечества может сформироваться у подростка, если педагог, являясь примером для подражания, копается в захоронении, как свинья в апельсинах, не утруждая себя и подопечных элементарными этическими нормами в обращении с останками? Разве трудно научиться самому и показать своим подопечным как следует зачищать грунт на раскопе, для того чтобы ничего не пропустить, собрать все останки и добавить к ним из раскопа горсть земли, как бережно обращаться с останками и находками, в полном объеме и своевременно составить документы о выполненной работе? Многие ли руководители поисковых формирований в течение года готовят школьников к предстоящим экспедициям? Если навыки туризма подростки преимущественно приобретают в условиях поисковых экспедиций, куда попадают без элементарной подготовки, то совсем беда с навыками техники поиска, владения поисковым инструментом и правилам эксгумационных работ. Все это, разумеется, сказывается на эффективности проведения поиска, моральной атмосфере в самом коллективе, и отношении к такой команде со стороны окружающих. Вывод — когда поисковую группу возглавляет педагог, плохо подготовленный как поисковик — делу наносится вреда больше, чем пользы. А значит и тем, ради кого это делается. Отдаю себе отчет, что таким заявлением вызову на свою головушку бурю гнева и негодования. Дескать, мы не такие. К счастью, такие не все.

Среди актуальных, существует и проблема дублирования наиболее активными поисковиками друг друга в розыске родных и исследовании фондов ЦАМО РФ. Розыск родных часто не согласуется, что приводит к различным ляпсусам, в том числе порой и недопустимым. Не единичны случаи, когда родные погибшего неоднократно извещались поисковиками об обнаружении останков близкого им человека. Причем, сведения о месте, обстоятельствах обнаружения и другая информация в таких случаях практически всегда была разноречивая. К примеру, родственники погибшего бойца, в результате несогласованных и необдуманных (если не сказать безответственных) действий поисковиков приехали из Сибири на захоронение близкого человека в Великий Новгород, хотя он погиб под Курском. Более того, его останки вовсе не были найдены, а сведения о нем взяты из архивных источников для книги памяти. К счастью, подобные казусы — единичны, но в нашем деле они недопустимы даже в редких случаях.

Все это связано в свою очередь с тем, что не смотря на довольно солидный опыт, в поисковой среде в настоящее время нет неукоснительных правил в методике и технологии проведения полевых поисковых работ. Не выработана общая система взаимодействия и разграничения или распределения функций и полномочий. Иными словами, наука поиска, о которой мы порой высокопарно говорим, еще не создана. Хотя, такие попытки неоднократно предпринимались. Написана, издана и распространена «Методика поисковых и эксгумационных работ», «Военная археология», созданы несколько систем учета результатов полевых поисковых работ, каждый на свой лад изобретает правила техники безопасности, ведет систему учета проделанной работы, создаются компьютерные базы поисковых данных, пишутся разного рода методики и рекомендации. Но все это на уровне своего узкого круга задач или не полного представления о таковых.

Наиболее прогрессивные поисковые лидеры уже давно понимают, что поисковая работа требует целого комплекса знаний. Достаточно сказать, что в нашей среде уже есть кандидат исторических наук С.И.Садовников. Его диссертация стала основой для написания книги «Поиск, ставший судьбой», где автор на примере поисковой деятельности ИАПЦ «Судьба», наряду с историческими данными, весьма полезными для поисковиков, на конкретных примерах показывает методологию исследовательских работ, являющихся продолжением и логическим завершением полевых поисковых работ. Безусловно, книга наряду с читательским интересом, может служить хорошим пособием для начинающих поисковых исследователей.

Однако, если говорить о науке поиска, то наряду с историко-архивными, весьма важно и освоение полевых навыков, которые в свою очередь предполагают необходимость определенных знаний в области археологии, туризме, топографии и т.д.

Между тем, практика показывает, что всякие полевые работы важно и полезно начинать и заканчивать в архиве, то есть, поисковая работа должна выполняться по схеме архив — места боевых действий — архив.
Часть 1. Полевые поисковые работы.

Глава 1. Этические аспекты поисковой деятельности.

Но мы, думается, пока не готовы к созданию науки поиска по следующим причинам — амбиции и отсутствие лидера, способного снова объединить поисковое движение в единую организацию. Ведь только собрав воедино колоссальный опыт, навыки и знания множества грамотных и опытнейших поисковиков, которых сегодня уже предостаточно, можно говорить о создании той самой науки поиска. А если говорить без пафоса — только сообща можно выработать единые правила и систему полевых, исследовательских поисковых работ, поискового делопроизводства и других задач на пути к достижению цели. А ведь конечная цель у нас общая — увековечение памяти погибших солдат при защите Отечества.

В конце восьмидесятых годов прошлого столетия с задачей объединения единомышленников блистательно справился Юлий Михайлович Иконников. Светлая ему память.

Его усилиями были собраны воедино сотни поисковых отрядов и объединений, создана Всесоюзная общественная организация, которую при всем желании «отцы народа» просто не могли не видеть. В итоге, на государственном уровне была признана проблема увековечения памяти погибших защитников во время Великой Отечественной войны. Но шло время, перед поисковым движением появлялись новые задачи, которые не смогли реализовать последователи Юлия Михайловича. Произошел раскол, точнее сказать — распад. Теперь каждый сам себе председатель, директор и даже президент. Будет ли когда-нибудь в движении лидер, способный не только объединить всех заново, но и объяснить поисковой братии, что поисковая работа это нечто большее, чем романтическое времяпровождение? Это вопрос времени.

К проблеме увековечения памяти погибших защитников Отечества необходим серьезный подход на государственном уровне. Поисковикам в период суматохи и неразберихи в государственном законотворчестве удалось на свою голову протолкнуть закон об увековечении памяти погибших защитников Отечества. «Благодаря» чему, то ли по недомыслию, то ли с умыслом все поисковые заботы благополучно были спихнуты на общественные организации. В итоге, организация и финансирование поисковых работ осуществляется по принципу: спасение утопающего — забота самого утопающего.

Без решения проблем увековечения памяти погибших защитников Отечества на государственном уровне, выполнение всех обозначенных задач в целом практически невозможно. Для выполнения всего комплекса задач необходима подготовка профессиональных кадров штатных работников, с достойной оплатой их труда и достаточной поддержке энтузиастов из поисковых добровольцев, материально-техническое обеспечение. В отдельных регионах поисковые формирования имеют финансовую поддержку из местных бюджетов. Однако, этого недостаточно. Следует признать, что даже выделяемые средства подчас используются неэффективно.

В настоящее время мы имеем следующие итоги увековечения памяти погибших защитников Отечества. Сотни и тысячи поисковых формирований ежегодно ведут поисковые работы на местах боевых действий, растет количество воинских захоронений, число перезахороненных исчисляется сотнями и тысячами. Только на территории Новгородской области за годы деятельности поисковой экспедиции «Долина» захоронено и перезахоронено военнослужащих, число которых приближается к штатному расписанию полнокровной армии! С одной стороны можно хвалить поисковиков и гордиться такими показателями. С другой стороны, если сверить цифру количества захороненных, с цифрой установленных и увековеченных имен, картина становится удручающей и даже неприглядной. Две тысячи имен, установленных по медальонам и наградам на фоне семидесяти тысяч (цифры приводятся округленно), выглядит весьма невнушительно. А число увековеченных и совсем мизерное — пары сотен не наберется. Такое положение дел практически во всей России на всех поисковых захоронениях. Здравый смысл и логика позволяют утверждать, что человек не может считаться увековеченным, если его место погребения не обозначено, т.е. на могиле нет как минимум его фамилии и имени. Следовательно, подавляющее большинство перезахороненных поисковиками военнослужащих обезличены. Предчувствую упрек в предвзятости и необъективности, дескать, прошло столько времени, установить и восстановить все имена невозможно. Соглашусь только с тем, что всех невозможно. Но разница в цифрах между количеством перезахороненных и восстановленных имен могла бы и может быть существенно меньшей. А уж между именами, установленными и увековеченными и вовсе может быть в соответствии. Отсюда и сомнения в целесообразности этой деятельности как таковой. Невольно напрашивается вопрос, — есть ли смысл тревожить прах наших предков чтобы, грубо говоря, выкопать их из одного места и закопать в другом? Ведь дошло до того, что неплохо задуманное и построенное мемориальное воинское кладбище в Мясном Бору люди окрестили не иначе как мемориальной свалкой солдатских костей. На этот вопрос уже многие совестливые поисковики сами для себя ответили и приняли решение — обходят стороной найденные где бы то ни было неучтенные воинские захоронения и занимаются только поиском не захороненных останков или по устоявшейся поисковой терминологии — «верховых». Насколько это правильно — вопрос другой.

Время, сама война и Советская власть внесли много неразберихи в том, кто где погиб и где погребен. Как нет сомнения и в том, что и мы все, кто так или иначе имеет отношение к увековечению наших погибших защитников, вносим в это существенную лепту своей необдуманной, неквалифицированной и безответственной деятельностью. Зачастую работа ведется бессистемно, места для перезахоронения определяются по принципу где сподручней, а не там, где того требует здравый смысл. В результате поисковой деятельности воинские кладбища в неприглядном виде, имена погребенных обезличены. Там, где в прежние времена имена увековечены — не факт, что этот солдат похоронен именно здесь, как и не факт, что захороненный на одном кладбище боец не имеет своего имени на другом кладбище.

Как видно, занятие это не простое и требует значительного времени, сил и средств. А время уходит. Позволю себе высказать свое мнение по поводу нередко задаваемого вопроса: «А кому это надо?». Безусловно, редкому чиновнику это надо, как не надо и тем, кто живет «хлебом единым». Память о предках наших, это значительный кусок хлеба духовного. Это нужно и мертвым, и живым, и тем, кто будет жить после нас, которым не будет стыдно от того, что они живут в такой стране.

В завершение этой исповеди, а точнее — крика души повторюсь и скажу, что поисковая деятельность не эффективна и даже вредна, если дело вести хаотично, без кропотливого учета выполненных полевых поисковых работ, без основательного анализа результатов выполненных полевых и историко-архивных исследовательских работ, учета и переучета сведений о погибших, т. е. хорошо налаженного поискового делопроизводства, и вдумчивого подхода к выбору мест погребения. Все это должно быть направленно на главную цель — восстановлению имен погибших и увековечению их памяти.

Думается, будет уместным здесь ответить на вполне логичный вопрос к автору этой исповеди: «Если изложенные здесь мысли — есть убеждения, то почему ты занимаешься поисковой работой?»
В начале своей поисковой деятельности мне довелось сделать то, о чем теперь могу только сожалеть. В то время всеми нами двигали исключительно, прошу прощения за пафос, «души благородные порывы». Мы даже не понимали почему наши защитники не похоронены и почему их так много? В то время еще мало кто знал слово ЦАМО (Центральный архив Министерства обороны) не говоря о том, как туда попасть. Вопросов было тьма, а ответов — одни догадки. Иногда догадки разрешались во хмелю оброненными откровениями ветеранов. До всего приходилось доходить своим умом, методом проб и ошибок, поскольку подсказать и научить было некому. За годы поисковой работы старался внедрять и вводить в практику то, чему научил опыт, подсказала логика и здравый смысл. В своей поисковой деятельности я всегда руководствовался правилом — «не навреди» и делай так, чтобы потом нечем было себя упрекнуть по отношению к памяти предков. За прошедшие годы многое сделать удалось, но еще большее, — увы, не довелось. Вероятно, это и явилось стимулом к написанию этой книги.

Поисковая этика.

Говоря на эту тему, следует определиться, в чем заключается поисковая этика по отношению к памяти погибших? На мой взгляд, прежде всего — в корректном и бережном отношении к их останкам, в стремлении восстановления утраченных в силу обстоятельств военного лихолетья и просто забытых имен.

В поисковой работе важно, чтобы наши действия и поступки были в согласии с умом и сердцем. Но если поисковик действует только по велению души, не задумываясь о широком спектре вопросов и проблем, сопровождающих эту деятельность, — велик шанс оказать медвежью услугу тем, ради кого и для кого все это делается. Равно, как и думая одной головой, не прислушиваясь к голосу сердца, — негатива не миновать. Не навреди — эта фраза должна быть девизом для каждого, кто решил заняться поиском.

В поисковой среде довольно часто бывают спорные ситуации на почве этических моментов, возникающих в ходе эксгумационных работ. Это случается потому, что не все поисковики задумываются (не секрет, что встречаются и те, кто вовсе не утруждает себя этим) о морально-этических тонкостях своего занятия.

Корректное обращение с останками — важнейшее условие в поиске, ведь мы имеем дело с теми, кто не может противиться или выразить свое отношение к нашим действиям. Тема обращения с останками погибших то и дело возвращается в виде разногласий, споров, недоразумений и даже казусов. В той ситуации, когда возникает вопрос, как корректно поступить с останками погибших, надежной подсказкой, на мой взгляд, может послужить вопрос заданный самому себе (который нелишне периодически задавать себе в обычной жизни): «Как я хотел бы, чтобы поступили со мной в подобной ситуации?»

Корректное обращение с останками — это и соблюдение правил археологии при выполнении земляных работ. В ходе работы нельзя стоять и ходить в месте залегания останков. Этого не следует делать не только из этических соображений, но и практических — можно повредить важные находки, дающие ниточку к установлению имени погибшего.

В случае эксгумационных работ на групповых захоронениях, соблюдение правил археологии в сочетании с элементарной добросовестностью дает возможность не перемешивать останки, устанавливать принадлежность находок конкретному погибшему.

Недопустимо устраивать хаотичную эксгумацию и хранение останков, равно как и их сортировку по типу костей. Хаотичная эксгумация и практика сортировки останков по фрагментам скелета с целью подсчета количества погибших говорит либо о неподготовленности поисковиков к этим работам, либо о нежелании выполнять работу добросовестно и корректно. Кроме того, при условии сохранения мягких тканей на останках погибшего хаотичная эксгумация может квалифицироваться как расчленение трупа, что в соответствии с уголовным кодексом является тяжким преступлением.

Эксгумированные останки следует своевременно помещать в транспортировочные пакеты для доставки к месту временного хранения и последующей укладки в гроб или погребальный контейнер.

Для временного хранения останков следует определять обозначенное, соответствующее случаю место и не допускать хаоса в их хранении.

Опознанные останки нельзя обезличивать, смешивая их с другими, т. к., возможно, до перезахоронения найдутся родственники погибшего и примут решение (право на это принадлежит только им) о другом месте погребения.

Необходимо принимать меры к своевременному погребению эксгумированных останков. Недопустимо оставлять останки на месте раскопа в открытом виде на длительное время и без принятия мер к их доставке к месту погребения или временного хранения.

Порой организаторы перезахоронения погребальную церемонию совмещают с праздником, торжеством или юбилеем. В этом случае очень нелепо выглядят трибунные здравицы и кощунственными аплодисменты над гробами.

Следует принимать меры к уходу за воинскими захоронениями, появившимися в результате поисковых работ, а при необходимости и «бить в набат», тем самым принуждая людей если не по совести, то по закону выполнять свой долг.

Уход и бережное отношение к захоронениям — это есть сохранение памяти, но никак не увековечение памяти погибших. Без изготовления памятных плит с указанием сведений о погребенных дело не может считаться выполненным добросовестно. Ибо выкопать солдата из одного места и закопать его в другом, даже если это сделать под фанфары и публично смахнуть с лица слезу, оставив при этом могилу безымянной, — скорее, означает напрасно потревожить и обезличить прах предков наших, нежели чем проявить заботу об увековечении памяти о них.
 
Нельзя не коснуться темы добросовестности и тщательности в выполнении земляных работ. Еще не все поисковики относятся к этому с достаточной степенью ответственности. Кто-то в силу неопытности, а кто-то в силу безответственности. Для чего это нужно и что стоит за этим? Два принципиально важных момента — уважительное отношение к погибшему и целесообразность этой работы как таковой. Уважительное отношение выражается в добросовестной эксгумации, после которой на месте погребения не остается фрагментов человеческих останков, имеется возможность индивидуальной упаковки в контейнеры для хранения, транспортировки и погребения. Целесообразность выражается в максимальном сборе информации для восстановления имен погибших. В противном случае погибшим будет оказана медвежья услуга — они навечно будут обезличены. А между тем, в большинстве случаев их имена возможно восстановить по архивным источникам. Исходя из этого и возникает вопрос — насколько оправданы эксгумационные работы обнаруженных захоронений, если погибшие с известными именами, пусть пока только безмолвным архивным бумагам, в результате наших сердобольных усилий навсегда станут безымянными?!
Останки солдат бывшей армии противника.

Нельзя не затронуть тему отношения к останкам погибших солдат армии бывшего противника. Тема эта достаточно не простая и болезненная. Отношение к ним у россиян неоднозначное, несмотря на, в известной степени, сближение наших государств. Существует межправительственное соглашение о сотрудничестве в проблеме увековечения памяти жертв Второй мировой войны. В этом направлении идет реальная работа между созданными организациями в Германии и России, в чем участвуют с различной степенью активности и поисковые формирования.

Однако, в результате появления аккуратных, пусть без особенного размаха, но впечатляющих благоустроенностью кладбищ погибших захватчиков на фоне неказистых, полузаброшенных и, не редко, совсем не ухоженных захоронений наших защитников, тема остается особенно болезненной, и мнения людей по этому поводу весьма неоднозначны. В особенности, ветеранов и всех, кто непосредственно на себе испытал все ужасы нашествия фашизма. В том числе, и автор этих строк сегодня до конца не смог преодолеть двойственного чувства к этой проблеме.

Выражается оно в следующем. С одной стороны, мы принадлежим к послевоенному поколению, непосредственно нас не коснулись ужасы фашизма. Нам легче быть более беспристрастными, чем тем, кто испытал все это на себе. Однако, многие из моего поколения никогда не знали своего деда, которого убили фашисты, или рано остались без отца, который недолго прожил от ранений и других последствий войны. Когда я был еще школьником, и моего отца приглашали на открытые уроки рассказать о фронтовой жизни, — он отказывался, потому что не так много еще прошло времени, и без слез говорить о войне фронтовик просто не мог. Мне, пацану, эти слезы были непонятны. Как так? Мужик, прошедший войну, имеет боевые награды и — плачет. Ведь фронтовики, все до единого, закалены в боях. Так нам говорили в школе.

За годы моей поисковой жизни, работы на местах сражений и исследований военных архивов я хорошо понял цену слез фронтовика. Это, конечно, лирика, но мне кажется, именно по причине подобной лирики и формируется нормальная психология людей.

Однако, попытаемся порассуждать без лирики и попробуем определиться, что такое война и от чего она случается? Цитируя поисковика Алексея Сухановского, соглашусь, что «война — это большая и грязная мужская драка», от себя добавлю: «в которой немало достается всем, кто их окружает, — старикам, детям, женщинам». Почему возникают любые драки как таковые? Когда у людей не хватает ума решить спорные вопросы с помощью диалога и компромисса или, как сказал известный юморист, «интеллектом победить», тогда в ход идут дубины. Если война начинается между государствами, значит, их правительства не смогли договориться, т.е. у правительства не хватило того самого интеллекта. Выходит, война — это следствие неумной политики того или иного правительства, государства. Поскольку войну затевают не многие, а иногда единицы людей в государстве, а расхлебывает эту затею весь народ, здесь вступает в силу поговорка «паны дерутся — у холопов чубы трещат». А чтобы народ добросовестно и старательно отстаивал интересы государства ценой своих чубов, оно, государство, имеет такие средства разъяснения и воспитания, как пропаганда и карательные структуры. Пропаганда для тех, кто быстро начинает понимать политику правительства, а кто непонятлив — тому «объяснят» карательные органы. Теперь прикинем, хотят ли русские войны? Конечно нет, но, если надо… Ведь лучше грудь в крестах, а если уж суждено голове быть в кустах, так пусть лучше ее отсечет враг, и твоей отсеченной голове, возможно, будет почет. А разве эта, пусть примитивная, но все же логика относится только к нашим соотечественникам? Разве немцы не хотели просто жить, радоваться жизни, рожать и растить детей?

Так ведь нет, столкнулись лбами два параноика — Гитлер, Сталин, и им подобные. Бесспорно, мы не звали немцев на нашу землю. А между тем, теперь мы знаем, помедли Гитлер столько, сколько нужно было Сталину, и «во имя мировой революции» все могло быть не в нашу пользу, в смысле кто кого не звал. Как бы там ни было — пострадали в различной степени все, но победили мы (о цене победы умолчим). А победителям надо быть милосердными к побежденным, и уж тем более к мертвым. Истинно сказано, «мертвый враг — уже не враг». А раз не враг, так и воевать с ним незачем. Конечно, ничто и никто не обязывает нас чтить память наравне с нашими отцами и дедами о тех, кто принес нам столько горя и разрухи. Однако, следует уважать их потомков и помнить, что бывшие враги наши — это тоже жертвы той вакханалии, что затеяна была как против нашей, так и в большой степени против их воли.

0

7

Теория и практика поисковых работ. (2)

Глава 2. Правовое обеспечение поисковой деятельности.

Обоснование законного проведения поисковых работ.

Поисковая деятельность осуществляется на основании Закона Российской Федерации «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества».

Статья 8 этого Закона гласит следующее:
«В целях выявления неизвестных воинских захоронений и не погребенных останков, установления имен погибших или имен пропавших без вести проводится поисковая работа. Она организуется на основе местных программ и проводится общественными объединениями, уполномоченными на проведение такой работы органами государственной власти и управления.
Проведение поисковой работы в местах, где велись военные действия, а также вскрытие воинских захоронений в порядке самостоятельной инициативы запрещается».

Поисковая деятельность занятие благородное, но при определенных обстоятельствах и наказуемое.
Ниже приведенные статьи Уголовного Кодекса Российской Федерации можно прочитать бегло людям законопослушным только для того, чтобы случайно не попасть в плохую ситуацию, поскольку незнание закона не освобождает от ответственности.
При желании заинтересованных людей, следующие две статьи применимы почти к каждому поисковику.

Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

Статья 223. Незаконное изготовление оружия. Вступает в силу при наличии признаков попытки восстановления и реставрации ржавого оружия.

Руководителям поисковых формирований не лишним будет помнить о том, что в случаях эксгумационных работ на братских захоронениях, где нередко сохраняются мягкие ткани погибших, не следует пренебрегать соответствующими мерами предосторожности во избежание заболеваний участников работ и возможной ответственности по статье 236 УК РФ за «Нарушение санитарно-эпидемиологических правил».
Кроме того, несоблюдение этических и профессиональных требований к эксгумационным работам на подобных объектах влечет за собой ответственность по статье 244 УК РФ «Надругательство над телами умерших и местами их захоронения».
Следующие статьи УК РФ касаются любителей помахать в лесу топором или разжечь костер не в то время и не в том месте:

Статья 260. Незаконная порубка деревьев и кустарников.

Статья 261. Уничтожение или повреждение лесов.

Статья 262. Нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов.

Статья 219. Нарушение правил пожарной безопасности.

Чего греха таить, еще случается, когда у отдельных поисковиков во время полевых работ появляется непреодолимая тяга к самостоятельному уничтожению обнаруженных взрывоопасных предметов. Не удивляйтесь, если при определенных обстоятельствах ваши благородные намерения, в соответствии с УК РФ, будут квалифицированы не иначе как Преступления против общественной безопасности. В этом случае к вам применима Статья 217. Нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах.

В приложениях к книге можно подробнее ознакомиться с названными и другими законами.

Взаимодействие поисковых формирований.

Как правило, в бывших боевых регионах существуют головные поисковые формирования, уполномоченные органами государственной власти на организацию поисковых работ. Головные поисковые объединения (фонды объединений) организуют прием поисковых формирований, как местных, так и из других регионов, являющихся общественными организациями (объединениями), в основном имеющих юридическое лицо. Последнее не имеет принципиального значения для участия в поисковых работах. Для участия в таковых поисковые отряды представляют в головное объединение заявку с указанием полного названия и адреса их организации, сроков участия, списочного состава прибывающей группы. Место проведения поисковых работ согласуется с головным объединением.

Отряд, прибывающий к месту проведения полевых поисковых работ, обязан иметь регистрационные документы, удостоверяющие формирование как поисковую структуру. Приступая к работе, необходимо действовать согласно общепринятым требованиям и правилам.

По завершении поисковых работ, отряд (объединение) должен передать представителю ответственного объединения пакет документов по установленной форме, содержащий необходимые сведения о результатах работы. В обязательном порядке также важно согласовать способ и место доставки найденных останков для хранения и последующего их погребения. Нельзя допускать устройства стихийных захоронений. Все находки, позволяющие установить имена погибших, их личные вещи в обязательном порядке должны быть предъявлены ответственному объединению для регистрации и учета. По согласованию находки могут храниться у нашедшего или ответственного объединения. При передаче на хранение находки как принимающая, так и передающая сторона вправе потребовать составление акта приема-передачи.

Принимающая сторона определяет районы поисковых работ, с местной администрацией решает вопросы проведения погребальных церемоний, по возможности оказывает материально-техническую поддержку участникам поисковых работ, ведет учет и концентрирует данные о результатах выполненной работы в данном регионе, историко-архивных исследований, опроса очевидцев и других источников информации, представляющих ценность для поисковой работы. С целью учета и переучета сведений о судьбе погибших и увековечения памяти о них составляет соответствующие документы и передает в заинтересованные ведомства. Архивные исследования, сбор информации из различных источников могут выполнять отряды, участвующие в полевых поисковых работах, равно как и вести переписку с целью розыска и уведомления родных о судьбе погибших, имена которых установлены в результате поисковых работ. При этом важно, чтобы действия согласовывались, а обмен информацией был оперативным и обоюдным.

Если полевые поисковые работы завершены с захоронением найденных останков, головное объединение или отряд — инициатор и организатор церемонии погребения составляет акт о захоронении, подписанный и заверенный печатями органов государственного и военного управления. Место погребения останков, обнаруженных в ходе поисковых работ, определяется только органами местного самоуправления.

Взаимодействие с местными органами власти.

В случае проведения поисковых работ в регионах, где нет ответственного головного объединения, проведение поисковых работ, место и время перезахоронения, а также все правовые и поисковые задачи должны быть согласованы с местной Администрацией.
Глава 3. Техника безопасности.

Общие меры безопасности при проведении полевых поисковых работ.

В ходе выполнения поисковых земляных работ в большом количестве встречаются предметы, которые в различной степени могут причинить вред поисковику — от досадного пореза обуви до трагического исхода. Чаще всего это предметы, не опасные для жизни, но способные нанести вред здоровью или просто испортить дальнейший поиск, — корни деревьев, острые камни, рваный металл, битое стекло и т.д. Многие поисковики знают, как досадно бывает «рассадить» пальцы на раскопе об осколки битой бутылки или фляги. А сколько поисковой обуви порезано о ржавые края жести или колючую проволоку! Кто нечаянно, во время движения зацепил, а кому лень было ковырнуть землю лопатой, и он сделал это носком сапога, итог один — рваные сапоги и ноги мокрее, чем могли быть. А вода в обуви, как известно, — это простуда или кровяные мозоли.

Во избежание этого не пытайтесь носком сапога выковырять из земли предметы, найденные в ходе поиска. Чтобы не испортить себе экспедицию, старайтесь работать на раскопе в перчатках, особенно, когда приходится работать вслепую, т.е. в заболоченных местах. Чтобы уменьшить риск поранить руки, а также не пропустить заветную находку, в месте раскопа делайте запруды и копайте осушительные ямки.

И главное, для того, чтобы не испортить себе жизнь, равно как и окружающим вас людям, а то и вовсе распрощаться с ней, — не будьте безалаберными в обращении с взрывоопасными предметами (далее ВОП).

Кроме ВОП в ходе экспедиции поисковику не следует пренебрегать и другими опасностями, способными нанести вред его здоровью и самой жизни. Например, связанными с энцефалитным клещом. Это маленькая (но очень зловредная) букашка, по форме напоминает божью коровку, только размером значительно меньше — с половину спичечной головки. Клещ имеет красное тельце и черную голову, очень твердый и шустрый. Многие считают, что именно их не коснутся неприятности, связанные с этим паразитом. Безусловно, не каждый клещ заразный. Однако, если совсем пренебрегать их наличием, то шансы стать инвалидом значительно возрастают. Как этого избежать? Об этом в главе «Медицинская подготовка».

При выполнении эксгумации останков, мягкие ткани которых еще находятся в стадии разложения, можно запросто получить отравление трупными газами, а хуже того — заражение крови трупным ядом. Последствиями этого будут, в лучшем случае, несколько дней слабости и жуткой головной боли, а в худшем случае — инвалидность и медленная смерть. Поэтому там, где есть резкий запах, лучше работать в резиновых перчатках, чаще менять друг друга или делать перерывы в работе, чтобы подышать свежим воздухом. Когда налицо сохранение мягких тканей, следует приостановить работы до обеспечения работающих индивидуальными средствами защиты — противогазами, резиновой обувью и перчатками. Бравада и пренебрежение средствами защиты в таких случаях неуместны, а со стороны организаторов поисковых работ — преступление.

В полевых условиях нелишне помнить о профессиональных болезнях поисковика любителям полежать на голой земле вечерком у костра ранней весной или по осени, что довольно романтично. Подобная романтика сказывается не сразу, но непременно. Вас ждет радикулит, простатит, воспаление внутренних органов и другие хронические заболевания. Эти болезни весьма преданные и избавиться от них совсем непросто, а случается (и нередко) — они будут с вами до конца дней ваших. Эти болезни также не заставят себя ждать, если ставить палатку на голую землю и спать в ней без хорошей подстилки.

Основные виды взрывоопасных предметов и степень их опасности.

В ходе поисковых работ поисковик непременно имеет дело с различными боеприпасами, представляющими опасность для жизни.

В истории поисковой деятельности известно о многих подрывах, которые произошли как с начинающими, так и опытными поисковиками, владеющими солидным запасом знаний в области устройства ВОП времен войны. Причины подрывов в основном следующие — любопытство, небрежность и безалаберность в обращении с ВОП. Подрывы с опытными поисковиками происходят в большей степени по причине все той же безалаберности и безответственности, притупления чувства опасности, вызванные чрезмерной самоуверенностью в совершенстве своего опыта. Статистика говорит о том, что подавляющее большинство подрывов происходит при разборке различных снарядов и мин. Меньший процент несчастных случаев принадлежит любителям повышения адреналина путем закладки в костер всего, что взрывается. Случались подрывы наиболее любознательных поисковиков при попытке поэкспериментировать или развлечься с детонаторами, извлеченными с помощью подручных средств. Такие развлечения чаще приводят к инвалидности, реже — к смерти¬. Развлечения путем засыпки в костер патронов приводят к неприятным синякам и ушибам, иногда и к потере зрения, особенно если попадется разрывная пуля, которую визуально отличить от неразрывной весьма непросто, в особенности, если она находится в гильзе.

Так или иначе, ВОП взрывается если его на это «провоцировать». И не было ни одного случая подрыва вследствие того, что кто-то шел по лесу, наступил на мину или в раскопе взял в руки нечто, а оно само взорвалось. Поэтому, не в порядке успокоения, а объективности ради, говорю, что не следует принимать всерьез страшилки по поводу особой опасности ВОП вследствие их долгого пребывания в земле.

Существует мнение, что взрывоопасные предметы военных лет представляют серьезную опасность по той причине, что, пролежав в земле многие годы, их взрывные устройства проржавели и при малейшем прикосновении к ВОП может произойти самопроизвольный взрыв. Думается, это придумали те, кому не приходилось иметь дело с таковыми.

В связи с тем, что эта книга написана для законопослушных и дисциплинированных поисковиков, подробное устройство и технические характеристики ВОП здесь не рассматриваются. Претендующим на звание «Отличный сапер», рекомендуется обратиться к уже существующей соответствующей литературе.

Но, как выглядят наиболее часто встречающиеся ВОП, в чем заключается их опасность и как с ними обращаться, полезно знать каждому поисковику. Об этом — ниже.

Официальные правила техники безопасности предписывают в случае обнаружения ВОП, немедленно прекратить работы, сообщить о находке работникам УВД и вызвать саперов для обезвреживания или уничтожения опасной находки. Время и практика показали всю абсурдность (несмотря на кажущуюся логичность!) таких требований. Очевидно, что для реального обеспечения таковых правил в ходе сезонных поисковых работ просто не хватит всех имеющихся в данном регионе саперов и милиционеров. Да и найти хотя бы одного настоящего (уполномоченного, аттестованного и имеющего необходимые средства для работы) сапера на всю экспедицию не всегда представляется возможным. Поэтому будем подходить к проблеме реально. А именно:
поисковику надлежит беспрекословно выполнять общие требования мер безопасности в обращении с ВОП, иметь представление, как выглядят наиболее часто встречающиеся и степень их опасности, по возможности принимать меры к обезвреживанию опасных находок путем оповещения об опасной находке руководителей поисковых работ и людей, обеспечивающих их безопасность.

Избежать неприятностей или того хуже — беды, совсем не сложно. Надо лишь помнить о следующем:
– ВОП не терпит панибратского обращения,
– заложенный в костер снаряд имеет подлую склонность взрываться в тот момент, когда к нему кто-то подойдет — если не ты сам, то кто-нибудь другой,
– некоторые боеприпасы в костре делают шумовой «пук», для того, чтобы вы подумали, что он уже взорвался, а на самом деле он ждет вас,
– в глазах поисковика–«чайника» отдельные боеприпасы способны прикинуться безобидной железкой, поэтому остерегайтесь стучать по незнакомым предметам топором, или чем-либо другим,
– некоторые боеприпасы способны маскироваться под печеную картошку забираясь в старые костровища, а иногда и в те места, где вы собираетесь разжечь свой костер. Поэтому выполните золотое правило поисковика — прежде, чем где бы то ни было развести огонь, проверьте грунт металлоискателем и обследуйте с помощью щупа,
– подрывы случаются только по собственной или чужой глупости,
– прежде чем пытаться познакомиться, как устроен снаряд или мина, сто раз подумайте, что может быть хуже вашей смерти. Разве что только смерть ваших друзей по вашей вине.

Поисковик, помни! Своей жизнью ты волен распоряжаться как заблагорассудится, но УК (уголовный кодекс) предусматривает уголовное наказание, а ПК (поисковый кодекс) — не исключает мордобитие за халатное отношение к жизни товарищей.

В силу разного назначения и конструкции боеприпасы имеют определенные различия в степени опасности. Это зависит и от других обстоятельств, например — природных условий, их пребывания в земле. Например, глина является отличным природным консервантом и предохраняет любые предметы от коррозии и гниения.

Важно иметь представление о степени опасности ВОП по характерным внешним признакам.
Рассмотрим наиболее часто встречающиеся.

Патроны.
Когда речь идет о взрывоопасных предметах, редко говорят о патронах к стрелковому вооружению, которые не принято воспринимать как опасные предметы. И напрасно. Эти мелкие и кажущиеся безобидными предметы, достойные на первый взгляд внимания разве что для изготовления сувениров и вечернего развлечения у костра, могут не только испортить экспедицию, но и нанести вред здоровью на всю жизнь. А при определенных обстоятельствах и отнять её.
Чтобы знать степень опасности патронов, необходимо знать их ассортимент и назначение.
Патрон к стрелковому оружию состоит из цельнометаллической гильзы, пули, капсюля-воспламенителя и порохового заряда. Аналогичное общее устройство имеет и большинство артиллерийских снарядов.
Пули для военного оружия различаются по устройству и имеют различные качества.
Основной вид пули для стрелкового оружия — это так называемая обыкновенная пуля. Она состоит из свинцового сердечника, заключенного в твердую металлическую оболочку.
Существуют пули тяжелые — удлиненный стальной сердечник, заключенный в твердую металлическую (обычно медную) оболочку.
Облегченные пули — изготавливаются с алюминиевым или укороченным стальным сердечником.
Специальные пули — подразделяются на:
зажигательные, начиненные воспламеняющимся составом;
бронебойные, с особо прочным стальным сердечником;
разрывные (пристрелочные), со взрывчаткой внутри;
трассирующие, начиняемые ярко горящим веществом.
Специальные пули могут быть и комбинированными: бронебойно-зажигательными, бронебойно-трассирующими, зажигательно-трассирующими.
По отличительным признакам специальные патроны маркируются путем окраски в различные цвета головной части пули, наносятся лаковые цветные ободки у дульца гильзы, также лаки различных цветов наносятся на капсюли и донышки гильз.
Реальную опасность при необдуманном обращении с ними могут представлять некоторые специальные пули, применяемые для поражения главным образом боевой техники — это зажигательные, разрывные (пристрелочные), трассирующие и все виды выше перечисленных комбинированных пуль. В силу значительного количества порохового заряда, реальную опасность представляют и все виды крупнокалиберных патронов, независимо от свойств их пули, которые также бывают различного устройства.
Исходя из того, что, как правило, на патронах лаковая маркировка не сохраняется, отличить опасную пулю от неопасной можно по одному наиболее характерному признаку. Все специальные пули имеют заметно более удлиненный размер, чем простые. При этом следует помнить, что забавы с извлечением пуль из гильзы или бросание в костер патронов, могут обернуться весьма неприятной неожиданностью.
Известны случаи, когда наиболее активные в стремлении развлечься поисковики наживали неприятности даже от патрона с обычной пулей. Помните, в любом патроне есть порох, и он при достаточном нагреве обязательно воспламенится. Не секрет, что неприятность или беда случается, когда её совсем не ждешь. В отношении к крупнокалиберным патронам, эти неприятности будут кратными калибру.

Детонаторы.
Детонатор, это маленькая, но непременная часть любого взрывного устройства от гранаты, до «ядреной» бомбы и предназначен для того, чтобы активизировать (инициировать) любое взрывчатое вещество. Детонаторы начиняются особо активными и чувствительными к удару, нагреву и трению веществами. Преимущественно, это азид свинца и гремучая ртуть, по классу принадлежащие к инициирующим взрывчатым веществам. Назначение у всех детонаторов одно — вызвать детонацию основного заряда. Но в силу различия и колоссального ассортимента боеприпасов, имеют различную форму и объем, не редко напоминающие такие бытовые предметы как: карандаш, радиоконденсатор, транзистор, электрическую батарейку и т.д. Детонаторы бывают двух типов — огневые и ударные. Все они имеют латунные, но чаще алюминиевые корпуса и одну характерную деталь — огневое отверстие или капсюль.
Нелишне еще раз напомнить, что эти штуки начинялись (и начиняются) особо активными и чувствительными к удару, нагреву и трению веществами, поэтому обращаться с ними следует весьма осторожно. Мощный взрыв детонатора образует множество мельчайших осколков, выковырнуть которые из тела весьма и весьма проблематично (если, конечно, будет в этом необходимость). А посему, не носите их при себе и тем более — не проявляйте любознательность, пытаясь выяснить, что там внутри.

Снаряды.
Артиллерийские снаряды имеют различное назначение и соответственно — устройство. По типам подразделяются на осколочные, фугасные, бронебойные, зажигательные и т.д. Все они имеют в некоторых случаях идентичные и совершенно различные взрывные устройства (взрыватели), которые, в свою очередь, как правило, приводятся в действие с помощью ударного механизма мгновенного (реже с замедлением) действия. Некоторые виды снарядов имели донные взрыватели инерционного действия. Все они представляют реальную опасность, за исключением цельнолитых болванок бронебойного назначения. Наибольшую опасность представляют снаряды, прошедшие канал ствола орудия, но по каким то причинам не разорвавшиеся. Отличить такой снаряд от не стрелянного не сложно. У артиллерийского снаряда на нижней части корпуса имеется компрессионный медный поясок. Если на этом пояске имеются следы нарезов ствола, напоминающие резьбу — значит, этот снаряд прошел канал ствола, следовательно — взрывной механизм снят с предохранителя, а игла, приводящая в действие детонатор, находится в непосредственном контакте с ним. Малейшее шевеление иглы наверняка приведет в действие детонатор. В итоге — преждевременная смерть неминуема.
Подавляющее большинство взрывных устройств для артиллерийских снарядов изготавливалось из цветного металла — алюминия и латуни, не подверженных коррозии и имеющих незначительное свойство окисляться. Кроме того, детали взрывных устройств имели смазку (особо тщательную — немецкие), а детали, не подлежавшие смазке, крепились к корпусу довольно герметично и покрывались лаком. В силу этого взрывные механизмы артиллерийских боеприпасов слабо подвержены температурным и влажностным колебаниям. С внутренней стороны ВОП сохраняют свои свойства великолепно и если бы не коррозия и окись с внешней стороны, в большинстве своем были бы вполне боеспособны. Исходя из этого, даже в сильно проржавевшем корпусе снаряда в основном хорошо, а нередко и идеально, сохраняются детонаторы.

Особую опасность представляют и химические боеприпасы. Если на корпусе снаряда, внешне ничем не отличающегося от других, имеются две крупные латинские буквы Nb (начальные буквы латинской фразы «обратите внимание»), значит этот снаряд специального назначения и может быть начинен химическим составом. Состав заряда может быть фосфорным, отравляющим, дымовым или просто агитационным (вместо основного заряда — листовки). Конкретное его назначение определяется по дополнительной маркировке на корпусе снаряда и взрывного механизма. Если на корпусе снаряда не сохранилась маркировочная краска, о его принадлежности к особо опасным можно судить и по имеющейся запаянной пробке в боковой стенке. Однако, наличие такой пробки — не обязательное условие. Следует помнить, что химическими составами начинялись и минометные боеприпасы.

Минометные мины.
Минометные мины также имели различное устройство и назначение. Их особая опасность определяется по наличию накола на капсюле стартового патрона в хвосте мины и повреждению предохранительного колпачка её взрывного устройства, равно как и наличии механических повреждений и деформаций самого взрывного устройства.
Особо опасной является немецкая прыгающая минометная мина, о существовании которой мало известно, в отличие от противопехотной прыгающей мины — «лягушки». Прыгающий минометный выстрел изготавливался немцами только калибром 81 мм и распознается по наиболее характерному внешнему признаку — наличию трех фиксирующих винтов головной части над компрессионными кольцами. Под головной частью (колпаком) такой мины находится пороховой заряд. При столкновении с препятствием срабатывает запальный детонатор, воспламеняющий порох. Пороховой удар выталкивает мину с основным зарядом в обратном направлении, мина «подпрыгивает», в это время второй детонатор приводит в действие основной заряд.
На подобных минах периодически подрываются малоопытные поисковики — любители сувениров, или при попытке взорвать их в костре. Зная, что минометная мина может «хлопнуть» дважды (иногда срабатывают по очереди вышибной и основной заряд) и не подозревая, что в костер заложена прыгающая мина, подходят к костру посмотреть на результат. В это время происходит основной взрыв. Как правило — последний в их жизни.

Ручные  гранаты.
Те из боеприпасов, взрывные устройства которых изготавливались из деталей подверженных коррозии, это в основном ручные и ружейные гранаты, советские противопехотные и противотанковые мины, представляют меньшую опасность вследствие того, что прежде всего окисляются капсюли детонаторов. Самопроизвольному срабатыванию взрывного механизма препятствует еще и ржавчина и грязь, которыми он забит. Химические же изменения инициирующей начинки детонаторов происходят только в сторону ухудшения их мощности и чувствительности.
Однако, если детонирующие вещества в большей степени имеют свойство менять свои характеристики в сторону ухудшения их активности, то вещества инициирующие детонацию, чаще великолепно сохраняют свои характеристики и повреждение корпуса детонатора, как правило, приводит к взрыву.
Наиболее часто встречающиеся из ручных гранат — советские Ф-1 («лимонка»), ГРД-33, РГД-5 (ручная граната Дьякова) и РГ-42.

Наиболее опасной из всех ручных гранат является Ф-1. Её чугунный, в отличие от стального, корпус хорошо сохраняется даже в самых неблагоприятных условиях. За счет герметичного резьбового соединения взрывного механизма и детонатора с корпусом — отменно сохраняет свои свойства инициирующее вещество детонатора. Эта граната пользуется наибольшей популярностью у поисковиков в качестве предмета для сувенира на память о поисковой экспедиции. Для этого выворачивают взрыватель, а начинку (взрывчатку) гранаты выжигают в костре. Такие манипуляции чреваты следующим. Детонатор к этой гранате начинялся особо активным веществом — гремучей ртутью (характерная примета — латунный корпус) и имел утолщенную форму относительно запальной трубки. При попадании влаги внутрь корпуса или образовании конденсата корпус детонатора может слипаться с залитым горячим способом тротилом. Эта граната начинялась ВВ и холодным способом, т.е. методом прессовки. В случае начинки гранаты холодным способом в запальное отверстие вставлялась картонная гильза, которая вследствие образования конденсата может разбухать и расклинивать зазор между ВВ и детонатором. Попытка выкрутить взрывной механизм из такой гранаты может запросто привести к повреждению детонатора, что в свою очередь приведет в действие гремучую ртуть и непременному взрыву гранаты.
Выжигание тола из гранаты — занятие, кажущееся безобидным, — может удивить взрывом. При нагреве на открытом огне взрывчатка начинает плавиться в первую очередь у стенок внутренней полости гранаты, в то время как основной заряд остается твердым. Остающаяся твердой, но отделенная от корпуса взрывчатка затыкает собой узкую горловину корпуса и препятствует вытеканию её расплавленной и раскаленной части. В определенной стадии жидкая взрывчатка начинает кипеть, а при достижении критической температуры — воспламеняется. Поскольку образовавшимся при этом газам деваться некуда, происходит детонация. Если после этого вам повезет и вы останетесь в живых, не удивляйтесь, почему вдруг она взорвалась.
Не следует обращаться беспардонно и даже с самой гнилой «РГДэшкой». От удара, т.е. механического повреждения или нагрева, детонатор (если таковой в ней имеется), начиненный мощным ВВ — азидом свинца, непременно сработает, а значит, взорвется и сама граната.
С почтением относитесь и к ручной противотанковой гранате. Для неё детонаторы изготавливались без замедлителя и в случае накола капсюля, она взорвется мгновенно. Кроме того, детонатор вставлялся в гранату с внешней стороны, и если он имеется в найденной гранате, не пытайтесь выковырять его. Эта затея скорее приведет к неудаче — гранату вы потеряете. И не надейтесь на то, что в запасе еще есть. У вас более не будет возможности повторить эксперимент, т.к. погибнете. Хотя, некоторые «везунчики» отделывались только потерей обеих рук и ухудшением зрения.
К числу наиболее часто встречающихся ручных гранат из арсенала Вермахта можно отнести следующие: Stielhandgranate 24 — граната с удлиненной деревянной ручкой, по внешнему виду напоминает толкушку; Eihandgranate 39 — граната без ручки, с гладким корпусом, по внешнему виду напоминает яйцо; Skoda Handgranate — граната без ручки, с рифленым бочковидным корпусом, по внешнему виду напоминает пробку.

Инженерные мины.
Инженерные мины — противопехотные, противотанковые, фугасы и т.д. также являются непременными находками на полях былых сражений. Все они в разной степени представляют опасность. На особую опасность таковых указывает наличие взрывателя.
Из всего многообразия инженерных боеприпасов периода Второй мировой войны к числу наиболее часто встречающихся на полях сражений относится советская противотанковая мина ТМ-35 и ТМ-35М в металлическом жестяном корпусе, которые различаются практически только размером в высоту и соответственно весом ВВ. Мина имеет прямоугольную форму, напоминает небольшой ящик с двойной крышкой. Её размеры (мм): длина 230, ширина 220, высота 85 (116). Начинялась ВВ путем заливки жидким толом или толовыми шашками, общим весом 3 и 4 кг. Устанавливалась как на нажимное (противогусеничное) срабатывание так и на растяжку.

Довольно часто встречается советская противопехотная мина ПОМЗ. Эти мины выпускались в металлических, бетонных и стеклянных корпусах. Имели маркировку ПОМЗ-1, 2, 2М. Представляют собой цилиндр высотой 135 мм, диаметром 65 мм, с ребристой поверхностью в металлическом корпусе (прозвище — кукуруза) и гладкой поверхностью в бетонном и стеклянном корпусе. Снизу в полость корпуса вставлялась тротиловая шашка весом 0,75 г. Шашка подпиралась деревянным колышком, который втыкался в грунт и служивший опорой для мины. Взрыватель МУВ вставлялся в верхнюю часть корпуса. Общий вес мины 2 кг.
Аналогичного внешнего вида и устройства мину выпускали и немцы (Schtok mine).
Советской промышленностью выпускались мины противотанковые, противопехотные, дорожные, рельсовые, диверсионные, сюрпризы и т.д. Но их трудно встретить в ходе поисковых работ, т. к. в основном весь ассортимент изготавливался в деревянном и бумажном корпусе. Соответственно, в настоящее время, обнаруженная мина, бывшая в деревянном или бумажном корпусе, выглядит как некая масса ВВ, состоящая из толовых шашек или плавленых слитков.
Немцы изготавливали значительно больший ассортимент инженерных боеприпасов. В качестве корпуса так же применялись металл, стекло, бетон, бумага, дерево.
К числу наиболее часто встречающихся и особо опасных противопехотных мин можно отнести германскую прыгающую мину S-Mine 35 (укупорочная маркировка S.Mi.Z. 35). Немцы её называли springminen (шпрингминен) — прыгающая мина, которая в силу своего устройства получила прозвище — «лягушка».

Как уже отмечалось, на особую опасность любого боеприпаса прежде всего указывает наличие взрывного устройства. «Лягушка» же имела два под углом расположенных друг к другу взрывателя (рожки), которые ввинчивались в верхнюю часть цилиндрического корпуса. Наличие этих «рожек» указывает на то, что мина установлена на натяжное действие. Эта же мина устанавливалась и на нажимное действие, на что указывают три «уса» расположенных по кругу на верхней части корпуса мины. Стенки её внутреннего корпуса начинялись различного вида шрапнелью (шарики, ролики подшипников, и др.), при взрыве имеет большую зону поражения. В центре верхней части мина имеет колодец для установки вышибного взрывателя, поджигающего пороховой заряд, который выталкивает мину вверх. Пороховой заряд в свою очередь через 3–4 секунды приводит в действие детонирующие взрыватели, которые устанавливаются в три колодца, расположенные вокруг центрального вышибного колодца. Итого, в боевом положении мина может иметь от двух до четырех детонаторов, что и подводит «под монастырь» особо любознательных поисковиков при попытке её разборки.
Германские противотанковые мины в металлическом корпусе имели наиболее широкое распространение следующих видов: T-Mine (танковая мина) -35, T-Mine-42, T-Mine-43.
Это мины нажимного действия. Основное их назначение — уничтожение тяжелой гусеничной и колесной техники. Внешний вид — круглая, плоская, напоминает сковороду с крышкой. Необходимое усилие для их срабатывания — от 100 до 250 кг. Необходимое усилие для срабатывания регулируется пружиной, имеющейся под верхней крышкой корпуса. Такая мина, установленная на противогусеничное поражение, для пешехода не представляет опасности. Однако, кроме прямого назначения, могла использоваться для поражения пехоты. В этом случае мина устанавливалась на срабатывание проволочной растяжкой, прикрепляемой в пружинной чеке сбоку взрывного устройства. В боковой и донной части корпуса такой мины имеются дополнительные колодцы для взрывателей при установке её на неизвлекаемость.
В ходе поисковых работ нередко встречаются и стандартные заряды — фугасы. Они представляют собой металлический ящик с ручкой для переноски, герметически запаянный, начиненный взрывчаткой массой от одного до пяти килограмм. Без взрывателя не представляет особой опасности.

0

8

Теория и практика поисковых работ. (3)

Глава 4. Поисковая работа на местах боевых действий.

Особенности поисковых сезонов.

Наиболее благоприятными для полевых поисковых работ являются конец апреля и май. Это то время, когда земля оттаяла от зимних морозов, но еще не покрыта растительностью, на деревьях нет листвы, в это время хорошо просматривается поверхность земли, максимальная видимость в лесной местности значительно облегчает возможность визуального ориентирования. Единственное неудобство в этот период доставляют высокие грунтовые воды. Однако, именно грунтовые воды опытному поисковику оказывают помощь в поиске. Об этой, на первый взгляд парадоксальной, но весьма интересной особенности подробно поговорим в главе «Поиск неучтенных захоронений».

В летние месяцы поисковые работы преимущественно затруднены буйной растительностью и обилием комаров и слепней.

Другой, наиболее благоприятный период — осенний. Хотя осенним этот период называть не совсем верно, т.к. в большинстве своем поисковые работы начинаются во второй половине августа, во время, когда они не затруднены из-за высокой травы. И тем не менее, поскольку в поисковых работах принимают участие преимущественно учащаяся молодежь, вторая половина августа для студентов и школьников наиболее приемлема для участия в поисковых экспедициях.

Однако, те, кто имеет возможность поработать в золотое время осени — сентябре, когда начинает ложиться трава, осыпается листва, замирают дожди, а лес становится неописуемо красивым и еще не наступили холода, — отправляются в поиск именно в это время. Позднее — в октябре — становится холоднее, но для успешного поиска октябрь более благоприятен. В это время в большей степени осыпается листва, стелется высокая трава, что облегчает движение, доступность и видимость. Но в октябре поисковые работы уже не имеют массовости, в основном, проводятся местными группами и носят характер выходного дня. Как собственно и во все последующие месяцы до наступления весны.

Ноябрь удобен для разведывательных походов. В это время наступают заморозки, земля покрывается ледяной коркой, которая существенно облегчает пешее движение по заболоченным местам и делает удобной вылазки на большие расстояния. Листва к этому времени опадает полностью, снежный покров еще отсутствует, а лес становится светлым и отлично просматриваемым. В такое время уже довольно сложно зачистить грунт, если случится найти «верхового» убитого. Однако в закрытой от холодных ветров лесной местности в ноябре грунт еще только начинает промерзать. Поэтому в легкий мороз самое время вскрывать неучтенное захоронение в низинном месте, где подпитка грунтовой водой значительно затрудняет или делает невозможной работу в другое время.

Принято считать, что в зимнее время поисковые работы невозможны. В привычном понимании это, действительно, так. Однако опытные поисковики именно зимой находят некоторые преимущества в выполнении поисковых задач. Порой, когда разговор заходит о работе в зимнее время, не имеющие опыта работы в этот период выражают недоумение или удивление, дескать, как можно копать зимой, ведь холодно! И снегом все завалено! Конечно, не жарко, но в этом-то и есть преимущество перед жаркой погодой. Внизу, в раскопе в слабые морозы температура плюсовая, а работающий находится как бы в чаше — полузамкнутом объеме с положительной температурой, да еще и в постоянно подвижном состоянии. Так что во время работы в такое время особо тепло одеваться не стоит — будет жарко. Без разгребания снега зимой, конечно, не обойтись. Зато в морозные дни вполне возможно докопаться, например, до дна воронки на торфяном болоте.

Работу в это время года следует проводить на заранее обследованном объекте, где есть все признаки интересных и полезных находок или возможность эксгумации останков погибших. Приступать к работам в сильно заболоченных местах следует после хороших морозов, когда максимально промерзнет вода. Лед вырубается и скалывается пешнями, но значительно удобней это делать с помощью бензопилы. Лед следует удалять, выпиливая его кусками начиная от центра. Для удобства удаления кусков льда из воды можно использовать поисковый крюк или изготовить специальный захват простейшей конструкции. Чтобы удобно было вылавливать куски льда из воды, перед его скалыванием в центре предполагаемого куска на всю толщину прорубается или пропиливается щель, в которую запускается и проворачивается под прямым углом крюк или захват.

После удаления необходимого количества льда при помощи мотопомпы или ведрами откачивается вода. Края осушенной воронки через некоторое время обмерзают, что существенно уменьшает или совсем останавливает подпитку грунтовой водой. Далее работы выполняются по обычной методике.

Существенным недостатком работы в зимнее время является короткий световой день. Поэтому, если объем работы превышает затрату времени больше одного светового дня, необходимо заранее решать проблему ночлега и выполнять работу, предварительно продумав её поэтапность.

Принимая решение к выполнению подобных работ, полезно позаботиться о том, чтобы в команде был один — два человека, имеющих практический опыт работы в зимний период. Тем, кто имеет соответствующую подготовку и экипировку, не составляет проблемы ночлега в палатке. Желательно к месту работ добираться на колесной или гусеничной технике, оборудованной для автономного существования. Если есть возможность ночлега в близко расположенном населенном пункте, то такой вариант наиболее предпочтителен.

Зимой значительно удобнее обследование воронок больших размеров на предмет обнаружения боевых или санитарных захоронений. Летом для этих целей приходится использовать довольно длинный, а следовательно, и тяжелый крюк, грунт прощупывается под большим углом, что требует значительных значительных физических затрат и, соответственно, — не позволяет сделать это качественно. Зимой же, когда лед становится достаточно прочным, для обследования объекта, заполненного грунтовой водой, достаточно в любом месте пешней или топором прорубить лунку.

Если в результате обследования воронки установлено, что ее содержимое представляет интерес для поисковиков, и принято решение работы на ней, необходимо выполнить все необходимые подготовительные административные и организационные мероприятия, т.к. попытки выполнения подобных работ «с кондачка» обычно заканчиваются неудачей.

Поисковый инструмент.

Для успешной работы в период полевых работ поисковику необходимы навыки владения щупом, как основным инструментом в поиске. Это, собственно, не очень хитрая наука, однако руководителям поисковых формирований (особенно тыловых регионов) было бы очень полезно проводить занятия с начинающими поисковиками по овладению этим инструментом еще до выезда в экспедицию. Для этой цели, кроме теоретической подготовки, полезно устраивать практические занятия на импровизированных учебных площадках. Одно учебно-практическое занятие может заменить множество объяснений «на пальцах». Для успешной работы в поиске важно научиться определять на звук и упругость вид найденного предмета. С этой целью «тренер» может закопать в землю любые предметы из материала, аналогичного наиболее часто встречающимся в поиске предметам, близким по форме и объему. Солдат может иметь при себе каску, противогаз, гранаты, патроны, винтовку или автомат, котелок, кружку, флягу (фляги были алюминиевые и стеклянные) и т.д. Из обмундирования чаще всего обнаруживается обувь или её фрагменты. Это, в основном, кожа и резина. Учебными предметами могут быть и находки, привезенные из предыдущих экспедиций. Вместо котелка можно закопать любую старую кастрюлю, вместо противогаза — кусок автомобильной резины и т.д. В поиске непременно будут встречаться предметы, не относящиеся к предметам солдатской экипировки, это, в основном, камни и корни деревьев. Поэтому стоит потренироваться, как щупом определять звук камня и дерева. При этом основное внимание следует отдавать тренировкам обнаружения костных останков.

Во время тренировок желательно каждому поисковику пользоваться индивидуальным щупом. После некоторой тренировки поисковик запомнит, что каждый предмет имеет свои, характерные только ему, упругость и издаваемый звук при касании его острием щупа.
Щуп для верхового поиска изготавливается из стального пружинистого прутка диаметром 6–8 мм, длиной 60–70 см. Наиболее простой и практичный способ изготовления такого инструмента следующий. Берется пруток указанных размеров, один конец делается несколько заостренным для забивания (насаживания) в комельную часть деревянной рукоятки, которая изготавливается из молодого дерева подходящего размера по длине и диаметру. Второй, рабочий конец нельзя затачивать вовсе, т.к. острый конец с легкостью проткнет и испортит нетвердую находку, будет вязнуть в корнях деревьев, что быстро утомляет и раздражает. Кроме того, заточенным щупом есть риск проткнуть собственную ногу. Длина рукоятки изготавливается по индивидуальному желанию и исходя из необходимости. С короткой рукояткой удобно ходить по лесу и работать по поиску верховых останков на разведанных площадях, удлиненная же удобна при обследовании неглубоких и заполненных водой воронок. Для изготовления рукоятки необходимо брать живое дерево, желательно вязкой породы, т.к. сухая древесина при насаживании прутка непременно расколется. Осина для этих целей не годится даже живая. Кору с нижней половины рукоятки лучше не снимать пару дней, пока древесина не подсохнет. Это предохранит ее от растрескивания. Для надежности от растрескивания место соединения прутка и рукоятки можно зафиксировать металлическим зажимом или хомутом. По окончании поисковых работ рукоятку можно сбить, а пруток легко упакуется в рюкзак. При упаковке концы прутка необходимо обязательно с обеих сторон обмотать твердым материалом (например, резиной), чтобы уберечься от случайной травмы. Практикуется изготовление и других конструкций щупов. Например, к прутку путем сварки крепят металлическую трубку, в неё вставляется деревянная рукоятка, которая быстро ломается в месте соединения. Изготавливают и цельнометаллический щуп. Для этого берется удлиненный пруток с Т-образной сварной рукояткой. Такой щуп, если он короткий, непрактичен потому, что во время верхового поиска приходится нагибаться чаще, чем необходимо, он не позволяет обследовать мелкие воронки с водой, длинный же в поиске слишком пружинит, а если сталь недостаточно упругая — просто гнется. Попытки решить эти проблемы за счет толщины прутка оборачиваются неудобством в весе щупа. Кроме того, при транспортировке такой щуп создает определенные неудобства.

Глубинный щуп является незаменимым инструментом для поиска и обследования неучтенных воинских захоронений. Он представляет собой стержень из пружинистого катанного метала, толщиной 7–8 мм, с одной стороны которого перпендикулярно стержню путем сварки прикрепляют отрезок трубки, служащей ручкой, а с другой — утолщенный наконечник, который должен быть на 3–4 мм толще основного стержня. Наконечник необходим для уменьшения сопротивления трения грунта об стержень щупа, что достигается за счет увеличения наконечником диаметра отверстия в земле при его проталкивании резкими толчками в землю. Наконечник изготавливают различной конфигурации, в зависимости от индивидуальных предпочтений или выполняемых задач и структуры обследуемой почвы. Наконечник из сверла поможет взять пробу грунта с той глубины, которую имеет щуп. Наконечник в форме пули облегчит работу на твердых и сухих почвах. В мокрых и торфянистых почвах достаточно приварить шарик или просто наплавить утолщение. В любом случае, наконечник не должен быть острым, т.к. будет протыкать неплотные находки. Как показала практика, наиболее оптимальная длина глубинного щупа составляет 130–150 см.

Крюк. В поисковом мире широкую популярность в качестве вспомогательного инструмента для установления факта наличия останков стал крюк. Это металлический пруток, изогнутый с одной стороны в виде небольшого крючка. Изготавливают его из металла, аналогичного для глубинного щупа, в двух вариантах. Так называемые стационарный и насадной. Первый вариант — это крюк произвольной длины (по желанию владельца) с приваренной стальной трубкой-ручкой на втором конце прутка. Обычно берут длину от 1,5 до 2,5 метров. Такая длина крюка позволяет исследовать воронки мелкого и среднего диаметра. Слишком длинные крюки затруднительны в транспортировке, особенно когда приходится добираться к месту поисковых работ общественным транспортом. Другой вариант, так называемый насадной, укороченный крюк — с небольшим, вместо ручки, крепежным загибом около 2 см. Конец крепежного загиба лучше заточить в виде отвертки, причем так, чтобы он при креплении к шесту вбивался в древесину поперек ее волокон. Такой крюк изготавливают длиной 1,3–1, 5 метра. Главное его преимущество — возможность исследования любого диаметра и любой глубины воронки. Для этого, в зависимости от необходимости, непосредственно на месте поисковых работ вырубают нужной длины шест, желательно из тонкой березы. С комлевой стороны шест затесывают на длину 40–50 см и в накладку прикрепляют крючок, забивая загиб в древесину и закрепляя по всей длине место соприкосновения крюка и шеста металлическими скобками и проволокой или прочной веревкой. Рабочий загиб крюка выполняют овалом, диаметром 3–5 см, по индивидуальному желанию. При этом следует помнить, что чем больше диаметр загиба, тем труднее будет пробить слой слежавшегося грунта над залеганием костных останков или других имеющихся на дне воронки предметов и сложнее зацепить какой либо предмет. Изготавливать такой крюк лучше из пружинистой катанной стали, толщиной 8–10 мм. Опытные поисковики предпочитают иметь оба варианта крюков. Однако, более часто приходится все же исследовать грунт в таких местах, где достаточно длины стационарного инструмента. Крюк с приваренной металлической ручкой значительно легче и удобнее при движении по лесу. В ходе поиска и обследования небольших воронок крупные воронки практичнее «брать на заметку», а в последствии уже целенаправленно обследовать насадным крюком.

Металлоискатель. Прошло много времени после окончания боевых действий, природа и время старательно скрыли следы тех событий. Поиск останков солдат становится все более затруднительным. Поскольку каждый солдат непременно имел при себе какие-либо металлические предметы, то хорошим помощником поисковика стал металлоискатель.
В настоящее время существует множество их разновидностей — от протонных магнитометров до способных реагировать на металл игрушек для детей. Современные импортные модели имеют разную стоимость в зависимости от электронных «наворотов» и, соответственно, — технических характеристик. В поисковой среде они классифицируются как «кладоискательские», «пляжные» и «детские». При выборе модели металлоискателя, трудно сказать, какому именно следует отдать предпочтение. Каждый поисковик руководствуется индивидуальными предпочтениями, используя определенные преимущества конкретной модели, смиряясь с его недостатками. Современные металлоискатели, как правило, удобны в работе и имеют малый вес. Эти преимущества хорошо чувствуется к концу дня, проведенного в поиске. Но все они имеют один недостаток — чрезвычайно чувствительны к влажности и изготовлены из недостаточно прочных материалов, что непрактично применительно к условиям поисковой работы — транспортировка, эксплуатация в экстремальных условиях. Многие отдают предпочтение нашей отечественной «кочерге» — старому доброму армейскому ИМП. Он не очень удобен в работе, тяжелый по сравнению с другими, но достаточно прочный, т. к. изготовлен с учетом суровой армейской жизни и в работе редко подводит.

Если дорогой «буржуйский» металлоискатель вам не по карману, а ИМП вас не устраивает или нет возможности его приобрести, но «миник» иметь хочется — можно выйти из положения следующим способом. В журналах «Радио» в семидесятые годы и позднее публиковались схемы и чертежи самодельных металлоискателей. Они имеют характеристики, по чувствительности не уступающие ИМП, всем «дет¬ским» и многим «пляжным». Схема этих приборов очень проста, её легко изготовить самостоятельно, имея лишь азы знаний в радиоэлектронике. Такой инструмент удобен в транспортировке, имеет малый вес и, если изготовить не на скорую руку, — будет надежно работать. Ваш покорный слуга в давние годы, имея лишь азы знаний в радиотехнике, самостоятельно изготовил такой прибор и был им доволен долгое время. Сходите в библиотеку, найдите схему, и не пожалеете, если изготовите. Получится «дешево и сердито».
В отрядах металлоискатели имеются в единичных экземплярах, но навыки владения им не помешают каждому участнику экспедиции.
При реагировании прибора на металл оценивают мощность сигнала, что дает некоторое представление о массе или площади обнаруженного предмета. После чего следует с помощью щупа определить точное месторасположение обнаруженного предмета и его размеры. Затем саперной лопатой или ножом надрезают квадратом и снимают часть дерна для визуального определения вида обнаруженного предмета. Понятно, что эти меры необходимы на тот случай, если в земле может оказаться ВОП. Это во-первых. Во-вторых, будет досадно, если вы повредите интересную находку. Такое происходит нередко, даже медальоны попадали под штык лопаты. А уж испорченных опрометчивой поисковой лопатой интересных находок не счесть, оказавшихся рядом с ненужной железкой, например, стеклянных фляжек, которые теперь становятся раритетом.
Бур. В качестве вспомогательного инструмента при обследовании грунта весьма полезно иметь не получивший у поисковиков достойного признания бур. Этот инструмент будет хорошей альтернативой лопате, когда появится необходимость выполнить шурфование грунта. Он значительно сэкономит ваше время и силы. Кроме того, бур отличный помощник при обустройстве лагеря. Ведь всегда есть необходимость вкопать столбы или стойки для изготовления «мебели» и каркаса для навеса.
Для изготовления такого инструмента, конечно, понадобится помощь профессионального сварщика, т.к. промышленность их изготавливает редко и обычно неприемлемых размеров для наших целей. Можно изготовить бур двух видов. Один вид — винтовой (шнековый), подобный конструкции ледобура для зимней рыбалки. Различие в рыбацком буре и используемом для сверления грунта состоит только в ручке, с помощью которой осуществляется сверление. Бур для грунта имеет с верхней стороны приваренную короткую трубку, в которую вставляется ручка — удлинитель для облегчения приведения во вращательное движение шнековой части.
Другой, более простой вариант — рамочный. Для его изготовления берется металлическая пластина шириной 40–50 мм, толщиной 3–5 мм и изгибается в виде рамки, т.е. буквой «П». К перекладине рамки приваривается труба, являющаяся стержнем бура. Нижние концы путем сварки соединяются двумя равными пластинами углом наружу, ассиметрично относительно друг другу и выполняют функцию ножей, имеющих форму аналогичную винтовой конструкции. Нижняя кромка ножей имеет одностороннюю заточку.
От длины верхней перекладины рамки будет зависеть диаметр сверления грунта. Обе конструкции можно использовать в любых почвах, однако, у них все же есть некоторые отличия. Рамочным сложнее выбирать грунт в сухих песчаных почвах, но выйти из положения поможет доливание воды в лунку для увлажнения песка. Винтовым труднее работать в почвах глинистых. Здесь поможет только замена конструкции бура или усердие в работе. Стержень бура изготавливают из трубы длиной, достаточной для удобной работы человека среднего роста. Возможность глубины сверления определяется дополнительными коленами и их количеством. Колена крепятся друг к другу резьбовыми муфтами.
 
Биолокатор (лоза). Существует ещё один малораспространенный способ поиска, основанный на магнитных явлениях, в науке известный как биолокация. Факт существования биолокации доказан наукой, широко известен в мире, хотя до конца его природа не изучена, не обоснована и, возможно, в силу этого мало применима. Но люди издавна пользуются этим явлением, например, ищут водоносную жилу при выборе места, где копать колодец, определяют комфортное место для строительства дома, бани и т.д. В старые времена в качестве биолокатора применялся расщепленный пруток лозы, отсюда и произошло начальное название.
Этот способ известен и в поисковых кругах, но не имеет широкой популярности, вероятно потому, что поиск «лозой» относится к разряду чего-то сверхестественного, необъяснимого. Считается, что этот способ могут применять только люди с необычными способностями. А между тем, он доступен каждому, надо только потренироваться немного и изучить свои индивидуальные «характеристики». Автор в свое время относился к «лозе», скажем так, без доверия, пока сам не попробовал ее использовать. Оказывается, «ларчик просто открывался». Все дело в физике и наших недостаточных познаниях в этой науке. Каждому известно, что человек является проводником электрического тока. Значит, имеет магнитное поле, свойственное не только металлу. А раз так, то чем он не металлоискатель, принцип работы которого — магнитная индукция? Два металлических прутка в руках человека — это и есть магнитная катушка, создающая индуктивное поле и способная реагировать на все электропроводники, в числе которых металлосодержащие камни, вода и человеческие кости. В силу того, что перечисленное имеет разную проводимость, «лоза» будет реагировать на токопроводящие предметы по-разному. В зависимости от силы индукции рамки в руках человека могут расходиться, сходиться, вращаться или отклоняться в одну сторону. Все зависит от индивидуальных особенностей того, кто держит и как держит в руках прутки. На результаты имеет влияние и материал, выбранный для рамок, его длина и толщина. Изготовить такой инструмент — проще некуда. Для этого надо взять два куска проволоки и с одной стороны на длину ладони согнуть под 90 градусов. Это будут ручки при варианте формы Г. Если согнуть в форме буквы П, то держать надо рамки за перекладину, в вытянутых перед собой руках, друг от друга на расстоянии 10–15 см, в свободно зажатых в кулак ладонях. Длина «лозы» произвольная, примерно в пределах 30–50 см. Чтобы вращение локаторов на зависело от сопротивления ладоней, на ручки рамок одевают подходящие по диаметру трубки.
Пройдитесь с таким инструментом над камнем, металлическим предметом, лужей, костными останками или просто мимо человека. Попробуйте медную и алюминиевую «лозу» и выберите для себя наиболее приемлемую. В ходе проведения испытательных экспериментов запомните, на какой предмет прутки скрещиваются, расходятся или вращаются вокруг оси. После чего продемонстрируйте окружающим поисковикам ваши способности, чем непременно многих удивите.
Следует иметь в виду, что подобным методом вести свободный поиск проблематично, т. к. «лоза» будет реагировать на самые разные предметы, часто для нас не представляющие интереса. Поэтому рекомендуется использовать «лозу» при обследовании конкретного участка. Будет вполне разумно таким способом сделать предварительное обследование мест с признаками давних земляных работ на предмет обнаружения санитарных захоронений и закопанных металлических предметов. Этот способ хорошо зарекомендовал себя при обследовании планового кладбища для определении рядов и количества индивидуальных могил.

Нож и лопата. В ходе зачистки останков и подъемного материала в раскопе не обойтись без ножа. Для этих целей подойдет любой прочный нож, желательно с коротким и широким лезвием. Он удобнее в работе и хранении, с ним не будет проблем при встрече с милицией. Для хранения и ношения ножа в поиске необходимо иметь чехол или ножны.
И, наконец, самый главный инструмент — лопата. Наиболее практична в верховом поиске и при зачистке грунта армейская МСЛ — малая саперная лопата (на поисковом жаргоне — «сопатка лаперная»). Если одну боковую сторону её штыка хорошо заточить, тогда при необходимости будет удобно использовать её вместо топорика и даже ножа. МСЛ незаменима при поиске «верховых» погибших и на зачистке грунта в ходе эксгумационных работ.
Однако, в ситуациях, связанных с грубой выемкой значительного количества грунта, не обойтись без обыкновенной штыковой лопаты. В последнее время в продаже появились отечественные и импортные полусовковые лопаты из титанового сплава, с цельнометаллическим черенком и поперечной рукояткой на его вершине. Такая лопата удобна при работах, связанных с выемкой значительного количества грунта и в стесненных раскопах. Она достаточно легкая, к её лезвию значительно меньше прилипает глина. А эти обстоятельства, как известно, весьма существенны. Ну, а для непривередливого поисковика подойдет любая штыковая лопата.

Классификация захоронений.

В ходе полевых работ поисковики, так или иначе, имеют дело не только с не захороненными («верховыми») останками, но в большей степени с различными захоронениями.
Ассоциация «Военные мемориалы» историко-архивного отдела ГШ ВС России в руководстве по поисковым и эксгумационным работам классифицирует захоронения как боевые, санитарные, плановые, мемориальные и временные.
К названным следует добавить медицинские и стихийные.
Все виды захоронений могут быть групповыми (братскими) и индивидуальными.
 
Боевые захоронения устраивались боевыми товарищами (сослуживцами) погибших в стихийном порядке в условиях, когда для погребения убитых не представлялось возможным эвакуировать трупы с поля боя и соблюсти общепринятые традиции или установленные ритуальные предписания. Погибших хоронили там, где диктовали условия, в качестве могил использовались готовые углубления в грунте — воронки, землянки, траншеи. В связи с этим боевые захоронения часто имеют сходство с санитарными. Отличить боевое от санитарного захоронения можно по некоторым характерным признакам. Например, при погребении погибших в боевых условиях старались соблюсти элементарные этические и традиционные нормы. Тела укладывались упорядоченно, дно «импровизированной» могилы устилалось еловым лапником, перед засыпкой тела накрывались подручными средствами. Чаще всего ими служили шинели или плащ-накидки. Документы у погибших изымались. Однако, нередко с убитыми в силу различных причин оставались медальоны или другие документы. Кроме того, с убитым мог оставаться медальон с одним экземпляром вкладыша, что соответствовало предписанию директивы о порядке погребения.
К числу боевых захоронений относятся и места, где погибшие оказывались погребенными случайно, в силу боевых обстоятельств.
Останки погибших, случайно погребенных, могут быть обнаруженными на различной глубине в местах инженерных сооружений (траншея, блиндаж, землянка, стрелковая ячейка и т.д.). Как правило, с останками, как и в случае с «верховыми», остаются все имеющиеся у военнослужащего на момент гибели предметы.

Санитарными захоронениями являются погребения трупов с целью предотвращения развития инфекций. Выполнялись подобные погребения обеими противоборствующими сторонами силами санитарных и трофейных команд, непосредственно на полях сражений или в неглубоком тылу. С этой целью часто привлекалось гражданское население, при этом хоронили и своих, и чужих. Места под санитарные захоронения выбирались, исходя из наименьшего расстояния транспортировки трупов. Для этого использовались расположенные вблизи готовые ямы — воронки, траншеи, блиндажи, силосные ямы и т.д. Характерным признаком санитарного захоронения является хаотичное расположение останков, отсутствие признаков соблюдения установленных и традиционных правил. В одной могиле могут быть обнаружены останки военнослужащих обеих противоборствующих сторон и гражданского населения.
С убитых нередко снималось верхнее обмундирование, но не в обязательном порядке. Документы и смертные медальоны у погребенных чаще отсутствуют, но нередко они оставались у убитых. Медальоны, в основном, обнаруживаются с одинарным бланком (признак выполнения положений директивы о погребении и того, что в документах по учету безвозвратных потерь числится погибшим и погребенным). Нередко в такие погребения хаотично сбрасывались и предметы экипировки и вооружения.

Плановые захоронения представляют собой воинские кладбища, под устройство которых командованием частей и соединений отводились конкретные участки земли в качестве армейского, дивизионного или полкового пункта погребения погибших военнослужащих.
В период Второй мировой войны в Красной армии не существовало штатной службы или подразделений в частях, занимающихся сбором трупов убитых и их погребением. Эти функции выполняли команды, периодически назначаемые командирами подразделений, что соответствовало «Положению о персональном учете потерь и погребении личного состава РККА в военное время», введенному приказом Наркома обороны в марте 1941 года. Эти же команды, как правило, являлись и «трофейными». Наряду с эвакуацией трупов с полей сражений им предписывался сбор трофеев и оставленного на поле боя оружия. В тех случаях, когда названное положение исполнялось надлежащим образом, трупы погибших хоронились на плановых пунктах погребения в индивидуальных или групповых могилах. При этом рядовой и младший комсостав хоронился без гроба, офицеров же предписывалось хоронить в гробах. С тех и других, в соответствии с директивой, снималось обмундирование для повторного использования. Документы изымались.
Родным надлежало в соответствующей форме высылать извещение о месте гибели и погребении военнослужащего. Однако, практика показывает, что в силу многих обстоятельств редкие родственники владеют конкретными или полными сведениями о месте гибели и, особенно, месте погребения близкого человека.
Положение о погребении предписывало в «книге погребения» указывать следующие сведения о погребенных: биографические данные, дата гибели, место гибели, место захоронения, номер могилы. Кроме того, составлялся план или схема, с указанием номеров рядов и могил, координат места расположения кладбища на местности.
Справедливости ради должен заметить, за многие годы работы с архивными документами мне такие подробные сведения попадались только, начиная с 1943 года и только в документах медучреждений. В документах войсковых пунктов погребения номера рядов и могил указывались весьма редко.
Плановые захоронения делятся на две категории — войсковые и медицинские.

Медицинские захоронения. В поисковой среде часто путают санитарное захоронение с медицинским. А между тем, существует значительная разница между ними. Медицинские захоронения устраивались персоналом медицинских учреждений частей и соединений действующей армии, выполнялись в соответствии с требованиями директивы о погребении. Поэтому такие захоронения также являются плановыми. Они устраивались в местах дислокации санитарных учреждений — пунктов медицинской помощи (ПМП), медсанбатов (МСБ), тыловых и фронтовых госпиталей (ППГ, ХППГ и др.) Но нередко, в силу боевых обстоятельств, медучреждения дивизионного подчинения и ниже (МСБ, ПМП, санроты) устраивали и групповые (братские) захоронения, идентичные санитарным. В сложных условиях для погребения в качестве могил, так же, как и в других случаях, использовались воронки, блиндажи и т.д., трупы в таких захоронениях укладывались хаотично. Точно классифицировать такое погребение возможно только при его вскрытии. О том, что захоронение медицинское, могут свидетельствовать признаки оказания медицинской помощи, следы хирургического вмешательства.
Мемориальные захоронения. В местах ожесточенных боевых действий и массовой гибели военнослужащих в послевоенное время создавались памятные мемориальные сооружения, посвященные событиям исторической значимости, памяти погибших, проявивших высокое мужество и героизм. При этом мемориальные сооружения являются, прежде всего, данью памяти и не соответствуют действительному месту погребения погибших или их количеству.
В последние годы мемориальные захоронения стали местом погребения останков защитников Отечества, оставшихся не погребенными на местах сражений и эксгумированных поисковиками из неучтенных и заброшенных захоронений.
Такие места являются местом массового посещения и проведения мероприятий, связанных с памятью о событиях военных лет.

Временные захоронения — места временного погребения останков, до решения необходимых мероприятий и доставки к постоянному месту погребения.
Временное захоронение является крайней мерой и выполняется в случае острой необходимости, когда нет возможности их доставки к месту постоянного погребения, не известны сроки и место погребения. При создании временного захоронения необходимо в обязательном порядке с останками закладывать изолированные от влаги подробные сведения о месте обнаружения, процессе эксгумации, находках и группе, выполнившей эту работу. Это может быть записка в произвольной форме, а в идеальном случае — копия протокола эксгумации. Такая информация исключит возможность обезличивания установленных имен и самого захоронения.

Стихийные захоронения. К ним относятся места погребения погибших, останки которых были случайно обнаружены гражданским населением или группами следопытов, проводивших неорганизованные поисковые работы. Здесь могут быть захоронены как найденные поблизости не захороненные останки, так и эксгумированные из любого другого вида захоронения. Стихийные захоронения обычно обозначены на местности символически, с помощью подручных средств. Иногда на импровизированных табличках указаны установленные имена военнослужащих, общее количество погребенных и название группы, проводившей захоронение. Как правило, это единственные сведения, и другие данные установить, обычно, не представляется возможным. Подобные захоронения остаются незарегистрированными и нигде не учитываются.

Не захороненными (верховыми) останками являются останки, обнаруженные под растительным (дерновым) слоем грунта. С останками, как правило, находятся предметы экипировки, фрагменты обмундирования, личные вещи и вооружение военнослужащего.
Не захороненные останки погибших не всегда следует относить к категории пропавших без вести военнослужащих. Не погребенными трупы оставались на полях сражений в силу различных боевых обстоятельств и существующей организации службы погребения. Как правило, после боевых операций у погибших документы изымались санитарными и трофейными командами, однополчанами или боевыми товарищами. Трупы же часто оставались не погребенными, о чем в списках безвозвратных потерь в графе «место захоронения» иногда делалась соответствующая запись. Обычно эта запись гласила «оставлен на поле боя» или «похоронен на поле боя». Нередко в списке безвозвратных потерь указывалось только место гибели, а в графе «место погребения» просто писали «там же».

Групповые (братские) захоронения. К таковым относятся все виды захоронений, если в могиле погребены более одного трупа.

Индивидуальные захоронения также могут относиться ко всем видам захоронений и являются индивидуальными, если в могиле погребено не более одного трупа.

Статистика результатов поисковых работ говорит о том, что из общего числа обнаруженных останков погибших на полях сражений на долю не погребенных приходится не более трети.
Следовательно, поисковики в большей степени имеют дело с захоронениями разной классификации, и большинство обнаруженных останков эксгумируются из захоронений. Таким образом, итогом работы поисковиков главным образом следует считать перезахоронение.
В этой связи уместным будет дословно процитировать Руководство по поисковым и эксгумационным работам Ассоциации Военные мемориалы:
«Главная особенность перезахоронений состоит в том, что перезахоронения коренным образом изменяют информационную ситуацию — сведения, существовавшие о первичных захоронениях, в значительной степени утрачивают свое значение. Это обязывает к высоким требованиям по выполнению связанных с этим работ. Они предусматривают:
– четкое документирование процессов эксгумации и последующих захоронений;
– внесение изменений или дополнений в учетные сведения о захоронениях военнослужащих по этому захоронению, хранящихся в соответствующих архивах;
– оформление необходимых документов о перезахоронении и передача их в соответствующие ведомства (военные комиссариаты и органы самоуправления);
– согласование места перезахоронения с местной администрацией и оформление в установленном порядке отвода необходимого земельного участка под захоронение;
– определение ответственной организации и порядка содержания захоронения (кладбища);
– внесение информации о произведенном захоронении в соответствующий реестр (паспорт) кладбища, если оно существовало до этого, или создание в установленном порядке нового кладбища (захоронения)».
Не выполнение перечисленного приведет к утрате своей значимости имеющихся в архивах сведений, часто являющихся ниточкой к восстановлению имен захороненных. А это значит, что останки военнослужащих навсегда будут обезличенными.
Отличительные признаки при определении принадлежности погребенных и класса захоронения.

Редкий поисковик со стажем не слышал обывательского вопроса: «А как вы отличаете нашего от немца»? В случаях с «верховыми» останками у поисковиков с этим затруднения бывают довольно редко. Но когда поисковик имеет дело с захоронением, вопрос становится вполне резонным. Недостаточно опытные люди испытывают затруднения не только в классификации, но и в определении принадлежности обнаруженных останков к армии РККА или бывшего противника, равно как и в происхождении захоронения — в военное время оно появилось, до войны или в более позднее время.
Для решения этих вопросов пользуются следующими признаками. Каждый военнослужащий одет, экипирован, имеет вооружение и боеприпасы, соответствующие установленной форме и принятые на вооружение конкретным государством. В случае гибели военнослужащего при нем всегда остаются какие-либо предметы амуниции, обмундирования, документы или опознавательные знаки.
Однако, бывают ситуации, когда в ходе эксгумации останков в захоронении отсутствуют подобные отличительные признаки.
Как отмечалось выше, в военное время существовала директива, предписывающая с убитых снимать обувь и верхнее обмундирование и хоронить только в нательном белье. Поэтому во вскрытом плановом захоронении практически всегда отсутствуют какие-либо отличительные признаки, определяющие принадлежность погребенного. В связи с этим поисковики оказываются в затруднительной ситуации, классифицируя захоронение, и, как следствие, — принимают неверное решение относительно целесообразности и начала выполнения эксгумационных работ. Недостатку опыта, как правило, сопутствуют пренебрежение к обследованию местности вокруг обнаруженного захоронения, хаотичное выполнение земляных и эксгумационных работ. Упорядоченность и внимательность всегда позволят обнаружить какие-либо отличительные признаки, позволяющие определить принадлежность солдата к той или иной армии, — булавку на бинтах, пуговицы нижней одежды, шины на переломах, наконец, пулю, застрявшую в кости, и многое другое.
Отсутствие отличительных находок в ряде случаев само по себе позволяет сделать определенные выводы. Например, если в захоронении отсутствуют находки, указывающие на принадлежность захороненных к армии РККА или бывшего противника, но характер костных повреждений говорит о боевых осколочных или пулевых ранениях, есть срезы ампутированных конечностей, фрагменты шин на переломах костей и т.д. — есть основания полагать, что данное погребение относится к медицинскому захоронению РККА. Немцы своих хоронили в форменной одежде и с личными вещами, поэтому с останками всегда можно обнаружить как минимум форменные пуговицы.
Наличие на дне захоронения обильной засыпки обеззараживающим веществом (хлор, известь), дает основание предполагать, что здесь погребены умершие от инфекционных заболеваний. Это может быть инфекционный госпиталь или захоронение умерших в период массовой инфекции мирного времени. Наличие характерных пулевые ранений в затылок и висок убедительно свидетельствует о том, что здесь произошел расстрел осужденных или военнопленных. Кроме того, сама пуля (её калибр и принадлежность к оружию) даст возможность делать определенные выводы о том, кто кого расстреливал.
При отсутствии признаков, относящихся к периоду военного времени, можно полагать, что захоронение относится к другому временному периоду. Это могут быть погребения гражданского населения, периода репрессий и другие, вплоть до древних.

0

9

Теория и практика поисковых работ. (4)

Разведка мест проведения полевых поисковых работ.

Для проведения разведки незнакомой местности целесообразно запастись топографией этого района. Очень полезно иметь карты современного и военного времени издания. Кроме того, не лишним будет опросить старожилов близлежащих населенных пунктов или очевидцев событий военных лет.
Полезную информацию можно получить также от местных следопытов, охотников, любителей сбора лесных даров или работников лесного хозяйства.
Но наиболее полезной информацией о событиях военного времени является изучение оперативных документов частей и соединений, принимавших участие в боевых действиях на интересующей поисковиков территории.
По прибытии на места былых сражений, после выбора места для бивуака полезно в разных направлениях провести беглый осмотр местности. Не лишним будет контролировать время движения вперед и в обратном направлении. Это даст возможность определить ориентировочно, какое расстояние было пройдено и на каком удалении проведен осмотр. Затем, в зависимости от результата осмотра, приступать к детальной разведке. Разведку лучше осуществлять небольшими группами (парой или тройкой), члены которых способны самостоятельно ориентироваться в лесных условиях.
Отправляться в разведку лучше легко экипированными, имея при себе, кроме поискового инструмента, дневной запас продуктов, средства ориентирования (компас или портативный навигационный прибор и топографическую карту). Поисковый инструмент, и соответственно, разведывательные задачи целесообразно распределить между собой так, чтобы каждый член группы занимался конкретным делом и не был отягощен лишним инструментом. Например, один осматривает местность на предмет обнаружения боевых и санитарных захоронений, имея в руках только глубинный щуп или стационарный крюк. Другой — обследует грунт на предмет не захороненных останков, имея в руках поисковый щуп и металлоискатель.
В ходе разведывательного поиска успех будет зависеть от наблюдательности, аналитического мышления и, разумеется, опыта поисковика. С опытом приходит представление о том, как, например, выглядит огневая точка минометчиков, которую нетрудно перепутать с блиндажом, чем она отличается от места, где стояла палатка, или как выглядит орудийный дворик.
Если группа вышла на место, где имеются остатки землянок, — это может быть признаком ближнего тыла прифронтовой полосы. Присмотритесь к имеющимся поблизости предметам, поищите их вокруг землянок. Они дадут возможность определить, чей это тыл. Наличие и количество стреляных гильз укажут на характер и интенсивность боевых действий, ориентировочную их продолжительность и род войск, дислоцировавшихся в этом районе, в каком направлении следует продолжать движение и т.д. Полезно обратить внимание на основательность постройки землянок. Вблизи передовой и во время короткого времени дислокации войск землянки и укрепления строились, как правило, наспех и небольшими по размерам. Если это огневая точка, то по просадке грунта несложно определить, с какой стороны был вход и, соответственно, направление тыла. Опытный поисковик у такой огневой точки не преминет определить и осмотреть сектор обстрела, по наличию и количеству стреляных гильз определить направление поиска. В лесных условиях пулеметный огонь мог быть только на короткие дистанции, следовательно, недалеко от найденной пулеметной точки (ДОТ, ДЗОТ, ОТ) следует обследовать местность на предмет обнаружения останков погибших.
В непосредственной близости к линии фронта могут быть остатки наблюдательных пунктов, огневых точек и инженерных заграждений. Как правило, в таком месте обнаружатся остатки рядов колючей проволоки. Вдоль нее обязательно следует пройтись по обеим сторонам. «Верховые» найдутся непременно.
В зимнее время, при занятии оборонительных рубежей на непродолжительное время, инженерные заграждения оборонительных рубежей часто устраивались в виде лесных, ледяных или снежных валов. Это может сбивать с толку поисковика в попытках определения линии фронта, т.к., разумеется, следов подобных заграждений теперь не обнаружишь.
Обнаруженные стрелковые ячейки также достойны для обследования на предмет обнаружения останков солдат. Копались такие ячейки на глубину, достаточную для стрельбы в положении лежа или с колена. По внешнему виду и размерам они напоминают просевшую одиночную могилу.
Если вы вышли на серию крупных блиндажей, необходимо установить, кто их строил — солдаты РККА или противника. Это несложно определить по валяющимся на поверхности предметам. Крупные укрытия строились, как известно, в относительной удаленности от передовой и в местах, где войска дислоцировались продолжительное время. Если у вас уже имеется какая-то историческая осведомленность по исследуемому месту, после установления по карте места стояния несложно определить направление дальнейшего продвижения. А это, разумеется, передовая линия обороны, если конечно ваша цель — поиск останков погибших. Если ваша цель — бытовые армейские сувениры, то вы на месте.
Кому важнее найти оставленных на поле брани защитников Отечества — курс с этого места должен быть в сторону передовой. Если на пути встретились непонятные сооружения в виде насыпных возвышенностей, похожие на блиндажи, но никаких следов бревенчатого наката не наблюдается, это, скорее всего, орудийные или минометные дворики. Кроме насыпных сооружений могут встретиться и углубления в грунте в виде коротких канавок в форме тупого угла — это упоры для станины орудия. По имеющимся поблизости предметам, например, укупорке для зарядов, можно определить калибр орудий. Это подскажет, на каком, ориентировочно, удалении вы находитесь от линии фронта. Поблизости от орудийного дворика, обычно, можно найти и землянку, где укрывался артиллерийский расчет. Скопление воронок укажет на плотность огня и интенсивность боя. Места, где часто попадаются осколки боеприпасов ротной или батальонной артиллерии, следует обследовать металлоискателем на предмет обнаружения «верховых» убитых.
В установленной командованием полосе действий частей и соединений определялись пути их передвижения — рокадные дороги. К рокадным дорогам были привязаны и медицинские учреждения армейского и дивизионного подчинения. Как правило, медучреждения дислоцировались вблизи от дорог и на окраинах населенных пунктов. Как известно, медицинские учреждения всех рангов, начиная от полевых пунктов медицинской помощи (ПМП) до эвакопунктов и госпиталей, имели свои пункты погребения. Так, ПМП располагались в непосредственной близости от линии обороны, куда санитары эвакуировали с поля боя раненых, и где им оказывалась первая медицинская помощь. Понятно, что не все раненые подлежали дальнейшей эвакуации в медсанбат (МСБ), т.к. умирали от тяжелых ранений и, соответственно, хоронились здесь же. МСБ размещались в более глубоком тылу, на удалении до 2–3 км от передовой. В большей степени количество умерших приходилось именно на МСБ. Являясь медучреждением дивизионного подчинения, медсанбаты кочевали вслед за своей частью и дислоцировались в ближнем тылу дивизии. Исходя из этого, в ходе разведки или непосредственно полевых поисковых работ, можно делать определенные прогнозы о возможных местах обнаружения неучтенных плановых воинских захоронений.
Поиск останков погибших, оставленных на поле боя.

По итогам разведывательного поиска командир принимает решение, куда направить основные силы для детального обследования наиболее интересного места. Теперь задача — «зацепиться», т.е. найти останки хотя бы одного убитого, если это не удалось в ходе разведки местности. Найденные останки солдата свидетельствуют о том, что вы у цели — места, которое необходимо обследовать тщательно. Поисковик со стажем знает, что там, где найден один убитый, найдется другой, третий и т.д.
При проведении работ на предмет обнаружения «верховых» останков, требуется проявление большой внимательности и терпения. Как известно, сохранность костных останков зависит от кислотной и щелочной среды почвы. В кислой почве, которая характерна для заболоченной местности, костные останки становятся очень рыхлыми, а затем полностью разлагаются. В таких местах обычно сильно подвержены разложению и все другие предметы, в большей или меньшей степени. Но изделия из кожи обычно сохраняются лучше, чем даже металл.
Порой поисковика сбивает с толку то обстоятельство, что в ходе поиска вместе с металлическими предметами обнаруживаются мелкие, как бы дробленые костные останки, а на месте раскопа обнаруживается множество древесных углей. Это случается в местах, где происходили лесные пожары.
В настоящее время довольно редко удается визуально обнаружить характерные признаки и определить место залегания «верховых» останков. Надежными признаками таковых являются предметы экипировки, снаряжения и вооружения солдата. Как правило, теперь их можно обнаружить с помощью щупа или металлоискателя. Не следует сразу вынимать из грунта обнаруженный предмет. Более разумно зачистить дерн над этим предметом, установить, что это за предмет, осмотреть, на какой глубине и в каком состоянии он находится. Это поможет определить степень опасности находки, была ли она в чьих-то руках до вас, или не тронута с тех пор, как была оставлена здесь со времени боя. Если найден, например, противогаз (или любой другой предмет личной экипировки солдата), и он лежит в том положении, каком мог находиться в противогазной сумке, очевидно, вы первый, кто к нему прикоснулся после его владельца. Это веское основание для продолжения снятия дернового слоя и возможности обнаружения останков солдата. Хорошей приметой для «зацепа» нередко бывают старые раскопы. Если же развешаны по деревьям и просто валяются на поверхности котелки, каски, противогазы и кружки, это значит, что здесь уже проводились поисковые работы. Но это отнюдь не означает, что все убитые здесь собраны. Если терпеливо походить по таким местам, то всегда можно добиться успеха.

При обнаружении винтовки в первую очередь обратите внимание на её комплектность. Если какие-либо детали отсутствуют, шанс найти при ней солдата значительно уменьшается. Отсутствие затвора в винтовке свидетельствует о том, что она уже побывала в чьих-то руках и наверняка смещена с первоначального её места расположения. Затвор мог вынуть и отбросить в сторону ещё во время войны солдат из трофейной или похоронной команды, это мог быть сапер во время разминирования после войны или просто «прохожий» следопыт, побывавший здесь значительно раньше вас. Скорее всего, вместе с этой винтовкой боец не найдется, однако это верный признак того, что ближайшую округу стоит тщательно прочесать. Если же все на месте, т.е. винтовка с затвором, остались фрагменты приклада, для вас должно быть очевидным, что вы первый, кто держит в руках этот ствол после его владельца, — скорее всего солдат лежит рядом. Винтовка относительно останков солдата может лежать как угодно. Но практика показывает, что довольно часто ствол указывает направление ведения огня, а приклад — направление поиска останков бойца. Поэтому, в первую очередь, лучше прощупать дерн со стороны приклада. Если останки не будут найдены в этом направлении, не поленитесь еще раз повнимательнее обследовать грунт вокруг металлоискателем и щупом.
Если во время «верхового» поиска неоднократно обнаруживаются некопаные предметы снаряжения солдат, но при этом останки убитых отсутствуют, из этого следует, что здесь работала похоронная команда и убитых следует искать в боевых или санитарных захоронениях. Для этого, прежде всего, полезно проверить имеющиеся поблизости воронки. Если останков в воронках нет, или найдены, но в небольшом количестве, а на основании имеющихся сведений из каких-либо источников известно, что здесь потерь было значительно больше, необходимо обследовать местность в сторону тыла от места боя на расстояние до пятисот метров. В зависимости от обстоятельств, похоронные команды часто выполняли массовые погребения эвакуированных с поля боя трупов не далее такого расстояния. Поэтому захоронения в ближнем тылу обычно выглядят, как санитарные или боевые. Могил в таких местах может быть несколько, недалеко расположенных друг от друга.

Поиск воинских захоронений.

По традиции принято считать, что захоронение должно выглядеть как некое возвышение грунта, насыпавшегося на месте погребения. Однако, в отношении к заброшенным и неучтенным захоронениям — это не так. Прошло много лет, и теперь неучтенные плановые и индивидуальные воинские захоронения, в большинстве своем, стали незаметными, а значительная их часть в большей или меньшей степени выглядят углублениями или провалами в грунте. Грунт в этих местах имеет некоторые отличительные особенности и характерные приметы. Поиск по этим приметам требует опыта и наблюдательности. Если погибших хоронили в зимнее время, то провал в грунте, как правило, более заметен вследствие того, что при засыпании могилы мерзлый грунт менее уплотнялся и со временем давал значительную осадку. Значительную осадку давали и братские захоронения. Чем большее количество погибших было уложено в могилу, тем больше затем грунт давал просадку вследствие разложения мягких тканей погибших. И наоборот, провалы плохо или совсем стали незаметными там, где убитые похоронены в летнее время, могила небольшая, грунт в этом месте песчаный или в последующем на этом месте проводились какие-либо земляные работы. Но поскольку грунт в месте погребения был взрыхлен и перемешан с растительным слоем, даже по прошествии многих лет он остается более рыхлым, чем за его краями и, соответственно, подвержен большему накоплению влаги. Это способствует появлению отличительных особенностей такого места в окружающей среде, особенно на глинистой почве. В конце апреля, когда заканчивается таяние снега и под теплыми лучами весеннего солнца начинает высыхать дерновый слой, там, где грунт больше пропитан влагой, опавшие прошлогодние листья и трава остаются мокрыми или ещё лежат в луже, а вокруг растительный слой грунта уже подсох. Осенью трава в таких местах более сочная и длительное время остается зеленой. Разумеется, здесь не обязательно должно быть именно захоронение. Так может выглядеть любое место, где когда-то была выкопана и засыпана яма для других целей.
Поиск захоронений заключается в осмотре рельефа местности на предмет обнаружения характерных признаков на грунте. При наличии таковых грунт исследуют с помощью глубинного щупа с целью получения дополнительных признаков, подтверждающих наличие погребения на исследуемом месте.
При обследовании грунта руководствуются, в основном, следующими характерными признаками. Взрыхленный насыпной грунт со временем уплотняется, и в процессе его обследования щупом стержень имеет более или менее сильное сопротивление грунта, в зависимости от структуры почвы. Если на какой-то глубине почувствуется более легкое продвижение стержня щупа — ощущение короткого провала или пустоты, то, как правило, это означает, что в этом месте когда-то была яма. А пустота означает наличие внизу более рыхлого грунта, который, обычно, образуется в результате растительного или биологического перегноя. В начальной стадии проталкивания щупа в грунт наконечник будет иметь достаточно сильное сопротивление, поэтому делают это короткими, но энергичными толчками до тех пор, пока не почувствуется касание наконечника о какой либо предмет.
По звуку касания наконечника щупа о предмет под грунтом, если таковой там имеется, определяют, какого вида может быть этот предмет. Поисковики, имеющие достаточный опыт, нередко определяют это безошибочно. С достаточной долей вероятности это может сделать и тот, кто подготовлен теоретически и владеет навыками работы с инструментом.
Если щуп имел одинаковое сопротивление, т.е. одинаковую плотность, до его упора в предмет, это вряд ли захоронение. В песчаных местах возможно уплотнение грунта без ощущения провала. Но чаще, при наличии костных останков на дне ямы, будет непременно ощущаться короткий провал.
При удовлетворительной сохранности костных останков момент касания наконечника щупа о кость будет сопровождаться характерным звуком, который на практическом опыте запоминается довольно быстро и легко отличается от звука других предметов, которые распознаются несложно.
Полые предметы (каска, котелок, фляга) издают приглушенный звук. Жесть так же издает звук полого тела. При сильном окислении жестяные предметы могут протыкаться. Камень имеет более звонкий звук, чем плотный металлический предмет. Звук удара о корень дерева схож со звуком удара о кость (что нередко сбивает с толку поисковика), но удар о корень более глухой и вязкий. Кожаные или резиновые предметы имеют пружинистое сопротивление, при касании издают слабый глухой звук. Резина при касании щупом пружинит. Кожа также может пружинить, но более жестко, и при небольшой её толщине легко протыкается. Плотный металл дает звонкий и очень жесткий звук.
Встречаются захоронения, где костные останки имеют очень рыхлое состояние, а то и совсем разложившиеся. В таком состоянии костные останки могут быть в верховом залегании на постоянно заболоченных участках или в захоронениях на песчаном, часто затопляемом грунте. Поэтому при наличии ощущения пустоты на дне ямы, и если при этом отсутствует звук касания кости, следует сделать шурф для визуального осмотра. Это, разумеется, требует определенного терпения, аккуратности и опыта. Использование для этих целей бура значительно упрощает и облегчает процесс исследования грунта. С его помощью довольно быстро можно взять пробу грунта.
При обследовании местности поисковика запросто могут сбить с толку остатки так называемых «лисьих нор», которые легко можно принять за захоронение. Это небольшие углубления в грунте, которые устраивали бойцы в качестве временного укрытия для отдыха на непродолжительное время. Сверху неглубокой ямки бойцом устраивался навес из веток деревьев или плащ-палатки. Иногда в них оставались какие-то вещи, представляющие теперь нехитрые находки. Такие норы устраивались по размерам, достаточным лишь для того, чтобы в лежачем положении укрыться от непогоды и замаскироваться. Они также схожи со стрелковыми ячейками, которые тоже можно принять за индивидуальные захоронения.
Как известно, в военное время для погребения погибших часто использовались воронки.
В ходе обследования крупных воронок необходимо учитывать то обстоятельство, что над слоем залегания костных останков всегда будет плотный слой грунта, независимо от того, засыпалось захоронение в момент погребения или нет. Толщина слоя грунта зависти от нескольких факторов. Таковыми могут быть диаметр и глубина воронки, структура самого грунта. Чем меньших размеров воронка, тем меньше она подвержена заплыванию. В крупных воронках слой наплыва грунта встречается до двух метров. Наибольший слой наплывного грунта всегда в центре, как и слой костных останков.
В сложных боевых условиях достаточно крупные воронки нередко использовались как укрытия и оборонительные укрепления. На выровненном дне воронки устраивался навес для отдыха, а по верхнему краю оборудовались стрелковые и наблюдательные ячейки. Неопытные поисковики, работая на таких объектах хаотично и не следя за смешанностью грунта при его выемке, обычно не замечают подобных сооружений и остаются без интереснейших находок.
При установлении факта наличия захоронения необходимо прекратить все действия, допускающие возможность повреждения находок, и оценить ситуацию на предмет целесообразности и реальной возможности вскрытия этого захоронения. Важно оценить, хватит ли ваших сил и опыта для квалифицированной работы и выполнения её в полном объеме.
Краткое описание методики работы с военной техникой.

Поисковая работа предполагает не только поиск останков солдат оставленных на поле боя и перезахоронение неучтенных и заброшенных захоронений. Это и работа с военной техникой — на местах падений самолетов и потерь танков.
Эти боевые машины дают возможность установить судьбу, место гибели военнослужащих и конкретное историческое событие. В этом помогает последующая работа в архиве министерства обороны России. По регистрационным номерам боевых машин архивные документы в большинстве случаев позволяют установить имена экипажа танка или самолета на момент гибели машины. В авиации подлежали строгому учету заводские номера, как моторов, так и самих самолетов. А среди обломков самолета практически всегда можно обнаружить исходную информацию. Номер боевой машины не менее ценен, чем смертный медальон.
В случае гибели машины в отчетных документах указывались только номера самолетов и моторов.
Номера самолетов и моторов состояли из серии цифр, обозначающих номер завода изготовителя, год выпуска и серийный номер. Более подробно об этом смотрите справку в приложениях.
Навесное оборудование и агрегаты самолета были также номерными, но это строгому учету не подлежало. Строгому учету подлежали также вооружение и радиостанции, которые довольно часто переставлялись с одной машины на другую, и поэтому могут повести по ложному следу.
Но если, например, узлы или детали к мотору изготавливались на одном и том же заводе, где собирался сам мотор, то их номера могли дублироваться и совпадать с номером мотора. Однако, как известно, в Советском Союзе была практика изготовления комплектующих деталей на заводах в различных городах страны, а сборка агрегатов и моторов, равно как и их установка на самолеты, на вторых и даже третьих заводах¬.
Моторы имели небольшой моторесурс и подлежали ремонту и замене, а значит, могут не совпадать с первоначальным учетным номером. Поэтому наиболее надежным для установления имен экипажа считается номер самой машины. Номера моторов самолетов следует искать, прежде всего, на приливе картера и коке винта. В этих местах номер выбивался. Кроме того, на блоке цилиндров прикреплялась табличка с информацией о заводе-изготовителе, с заводским номером, маркой мотора и датой изготовления. Таблички с аналогичной информацией о самолете крепились в кабине пилота. Размещались они в зависимости от марки самолета в таких местах, как панель приборов, боковая или задняя стенка кабины. Например, на самолете У-2 (ПО-2) номер самолета можно найти в виде круглой дюралевой таблички на капоте двигателя или на бензобаке. Кроме перечисленного, следует отметить, что номер самолета можно обнаружить в так называемых неожиданных местах, например, нацарапанным или написанным краской на часто снимаемых узлах или деталях. Так обслуживающий персонал самолетов (авиатехники) метили свое имущество.
Как известно, в истребительной и штурмовой авиации экипажи самолетов в критической ситуации, в целях спасения, пытались совершить вынужденную посадку, т.к. полеты на низких высотах делали бессмысленной попытку спастись при помощи парашюта. Относительно успешно вынужденная посадка могла быть выполнена только на сравнительно ровную площадку, в качестве которой пилоты довольно часто выбирали болото или водную поверхность. Что в полной мере подтверждает поисковая практика — большая часть обнаруженных поисковиками самолетов приходится именно на болота и заболоченные места. Это обстоятельство объясняется еще и тем, что из таких мест в военное время, как, впрочем, и в послевоенное, эвакуация самолета даже с незначительными повреждениями представляла большие затруднения, а в случае неуправляемого падения была практически невозможна или не имела смысла — самолет в подобной ситуации разрушался до невозможности его восстановления.
При удачной вынужденной посадке на твердую поверхность в военное время специальной эвакокомандой самолет при малых повреждениях вывозился в ремонт, а в случае сильных повреждений — списывался. А в послевоенное время, если находился в легко доступном месте, являлся объектом для заготовки цветного металла.
При неуправляемом падении на твердую поверхность двигатель самолета (в зависимости от скорости и массы машины), как правило, уходил в грунт на глубину до 2,5 метров, а на поверхности земли оставались только металлические части крыльев и фюзеляжа. При столкновении самолета с землей кабина пилота деформировалась, прижимала к мотору пилота. Поэтому, как правило, останки летчика обнаруживаются над деталями двигателя.
Наличие обломков самолета на поверхности земли является признаком и поводом для поиска конкретного места его падения, о котором свидетельствует характерная яма (воронка). Воронка, образуемая при неуправляемом падении самолета, имеет особые признаки и отличается от воронки, образованной взрывом артиллерийского снаряда, вокруг которой, как известно, образуется кольцевой бруствер. На месте падения самолета образуется вытянутая воронка с бруствером в форме полукольца по ходу падения.
Во время войны, в случае гибели танка, танкистам, в отличие от летчиков, представлялось в известной доле больше шансов спастись из подбитой машины. Кроме того, погибших танкистов легче было в то или иное время обнаружить и похоронить. Сами же танки эвакуировались по возможности для ремонта, а в послевоенное время были более доступны для вывоза на переплавку. Поэтому в настоящее время на поверхности земли найти целый танк представляется большой редкостью. Чаще всего это случается с затопленными машинами — в водоемах и трясинах болот. В связи с этим поисковики чаще имеют дело с останками самолетов и, как правило, — с останками летчиков.
Выполнение работы по извлечению затопленных боевых машин требует специальной подготовки и определенных знаний. Для реализации задачи по извлечению затопленного танка или самолета необходимы сложные технические работы, связанные с привлечением тяжелой техники и водолазов. Однако непродуманное её использование часто не дает успеха. Порой поисковики, желая достичь быстрого результата, используя тяжелую технику, пытаются зацепиться за наиболее крупные узлы и решить проблему одним махом. Но терпят неудачу или достигают успеха только в части получение кусков рваного металла, годного только для вторсырья. Работа на таких объектах требует продуманности и терпения, не терпит спешки и суеты.
Практический опыт показал успешность использования следующей методики подъема останков военной техники из заболоченных мест.
На месте обнаружения объекта снимается максимально возможное количество грунта или торфа до возможности закрепить трос за крупный узел машины.
Затем из бревен строится подвесная система в виде треноги, на вершине которой подвешивается лебедка или таль. Работа с лебедкой составляет некоторые неудобства — она довольно тяжелая. Для того, чтобы её закрепить, необходимо залезть на конструкцию, что бывает небезопасным. Кроме того, при работе с лебедкой человек вынужден находиться под конструкцией, испытывающей значительные нагрузки, что также представляет определенную опасность. Более удобно и безопасно использовать таль. Она относительно легкая, позволяет выдерживать значительную нагрузку, во время работы люди находятся на безопасном удалении от нагружаемой конструкции, прочность которой заранее рассчитать сложно, что чревато её разрушением.
Нагружаемый конец подъемного приспособления закрепляют за крупный и прочный узел поднимаемого объекта и в натянутом виде оставляют на продолжительное время, необходимое для того, чтобы груз освободился от грунта, иначе говоря — отлип.
Выдержав достаточное время под нагрузкой закрепленный узел, которым обычно является двигатель, и убедившись в том, что он отлип от грунта (это определяется визуально по признакам изменений в силе натяжения троса и перемещения мотора в грунте), если есть необходимость — перецепляют трос за более надежное или удобное место и начинают постепенно поднимать объект, соблюдая меры предосторожности от несчастного случая. По мере необходимости, трос перецепляют дополнительно, подкладывая бревна в образовавшийся зазор между грунтом и поднимаемым объектом, что позволяет сократить величину вытяжки троса. Как только груз окажется на достаточной высоте, под него подкладывают настил из бревен или досок в виде опорной площадки, на которую груз опускают, при этом для страховки трос лебедки лучше не отцеплять, а лишь ослабить. После чего, с помощью транспортной техники или второй лебедки груз постепенно, натягивая вытяжной трос и давая слабину подъемному, по горизонтальной или наклонной линии перетаскивают на подготовленную площадку.
При выполнении подобных работ на твердом грунте копают яму на всю глубину залегания обломков самолета. Для предотвращения обвала в процессе выемки грунта стенки ямы делают в форме ступеней и крепят кольями и распорками. Выемку грунта выполняют, придерживаясь правил методики вскрытия захоронений, т.к. вместе с обломками самолета здесь, вполне вероятно, могут находиться останки его экипажа. Если предполагается подъем двигателя и других крупных узлов на поверхность, для того, чтобы исключить необходимость вертикального подъема, одну сторону ямы делают пологой и укладывают направляющие из досок или бревен. По таким направляющим с помощью лебедки или транспортных средств подъем выполняется волоком.
Глава 5. Эксгумационные работы.

Непосредственно эксгумации останков предшествуют такие работы как:
установление границ захоронения,
выемка насыпного грунта,
зачистка захоронения,
протоколирование открывшихся фактов и особенностей захоронения.
Только после полной выемки насыпного грунта и зачистки останков приступают к собственно эксгумации останков. В ходе эксгумации ведут описание характерных особенностей останков, обнаруженных находок, подсчет количества погребенных в данном захоронении. Останки укладывают в транспортировочные пакеты или контейнеры, на которых крепят информационные бирки или маркируют непосредственно сами пакеты.
После полного завершения эксгумационных работ выполняют рекультивацию грунта.

Вскрытие захоронений в соответствии с классификацией.

Подготовительные мероприятия. При обнаружении любого вида захоронения для того, чтобы принять верное решение о дальнейших действиях, важно выяснить и оценить следующие факторы:
установить вид этого захоронения,
доступность месторасположения к посещению людей,
имеется ли угроза его разрушения,
размеры и ориентировочную оценку возможного количества погребенных.
Если обнаруженное захоронение находится в легкодоступном месте, имеется возможность его обустройства и предотвращения разрушения (строительные работы, сельхоз угодья и т.д.), необходимо принять все возможные меры к его сохранению, реставрации и благоустройству. В подобных случаях земляные работы этически оправданными могут быть только для определения границ и обустройства захоронения или кладбища.
Если захоронение находится в недоступном для посещения месте или имеется реальная угроза разрушения, очевидно, есть необходимость в его переносе. Важно оценить объем предстоящих работ, свои силы и все дальнейшие обстоятельства, связанные со сроками и местом перезахоронения, возможностью транспортировки и хранения останков и других необходимых мероприятий, не нарушающих этических норм и традиций. И только после согласования с представителями местного самоуправления всего комплекса проблем и задач, связанных с эксгумацией и организацией перезахоронения останков, приступать к земляным работам.

Не захороненные (верховые) останки.
Обнаруженные останки не захороненных погибших подлежат зачистке от дерна и эксгумации. После чего важно принять меры для их сохранности и доставки к месту погребения.
Методика вскрытия «верховых» останков не представляет особой сложности, но требует неспешности и внимательности, что является доминирующими факторами в тщательности выполнения этой работы¬.
Первоочередной задачей при зачистке останков является установление имени погибшего. Для этого необходимо обращать внимание на все находки, которые могут способствовать восстановлению имени погибшего. К числу таких находок относятся смертный медальон, любые бумажные документы, удостоверяющие личность, боевые награды, письма, знаки отличия, оружие и боеприпасы, обмундирование (его фрагменты), предметы снаряжения, личные вещи, обувь.
Особое внимание также следует обращать на такие предметы, как ложка, кружка, котелок, часы и другие вещи, на которых может быть гравировка с данными на владельца.
Обнаруженные не захороненные останки зачищают от грунта, соблюдая технические условия вскрытия захоронений в следующей последовательности.

После обследования щупом места предстоящего раскопа на предмет выяснения расположения костных останков погибшего расчищают необходимую площадку от кустарника и валежника, затем снимают растительный слой и при необходимости аккуратно надрезают и снимают пласты дерна над обнаруженным предметом или фрагментом костных останков, постепенно расширяя раскоп по всей площади залегания останков. Все костные останки и предметы снаряжения после их зачистки оставляют на месте до окончания работ. Выбранный грунт (отвал) складывается на заранее обследованное место. В ходе зачистки дернового слоя, для предотвращения повреждения и утраты находок и костных останков, выполняют мягкие горизонтальные движения рабочим инструментом. Мелкая корневая система срезается ножом, а для удаления более крупных корней растительности используют топорик, мачете или заточенную боковую сторону МСЛ.

Если на раскопе высокий уровень грунтовых вод, в месте, где нет костных останков или находок, рядом с раскопом, копают ямку — отстойник для сбора и удаления воды. Если подпитка водой большая, для ограничения затопления вокруг раскопа делают грунтовый бортик (дамбу). Такие меры помогают работать не вслепую, обнаруживать находки визуально, выполнять раскоп упорядоченно. Упорядоченная работа исключает вероятность пропуска находок, и нередко позволяет представить картину событий или обстоятельств гибели военнослужащего.
По завершении зачистки останков следует выполнить все мероприятия, связанные с документированием открывшихся фактов и обстоятельств, после чего приступают к эксгумации останков.

Не учтенные и заброшенные погребения.
Вскрытие неучтенных и заброшенных захоронений с целью эксгумации останков начинают с предварительного и детального обследования захоронения. Предварительное обследование выполняется визуально, а детальное — с применением необходимого инструмента, охарактеризованного в 4 главе.
Обследование выполняют с целью классификации захоронения, установления его границ, глубины, возможного наличия других погребений, их количества, определения места для отвала выбираемого грунта и т.д.
Вскрытие выполняют путем последовательной послойной выемки насыпного грунта по всей площади могилы, не допуская хаотичности в работе. Выемку грунта выполняют с некоторым запасом (отступом), примерно 30–40 см за границы могилы с одной или нескольких сторон, в зависимости от её размеров. Это необходимо для того, чтобы после вскрытия захоронения не ходить по костным останкам во время их тонкой зачистки. Если захоронение крупное, то достаточный отступ с четырех сторон создаст удобные условия работы для большого количества людей, позволит ускорить ее и упорядоченно эксгумировать останки.
Выемку грунта выполняют вертикальным срезом до того момента, когда над слоем залегания останков насыпного грунта останется не менее половины штыка лопаты. После этого начинают тонкую зачистку соответствующим инструментом — МСЛ, ножом, скребком, а при необходимости и кистью. Если в ходе зачистки грунта имеется подпитка грунтовой водой, то за пределами залегания останков копают углубление (отстойник) для осушения рабочей площадки. Устройство дренажа для осушения места работы существенно облегчает работу, и этим не следует пренебрегать даже при незначительном наличии подпитки. В ходе¬ тонкой зачистки археологический материал нельзя перемещать с места его расположения до начала эксгумации. Исключение составляют только находки, подлежащие немедленной консервации. Выемка находок и костных останков осуществляется последовательно, после фикси¬рования и протоколирования всех открывшихся фактов и обстоятельств.
Воронки.
Здесь речь пойдет о воронках, которые использовались в боевых условиях в качестве захоронений.
В поисковой среде существует две методики вскрытия таких захоронений. Одна из них получена нами «в наследство» от неорганизованных следопытов (читай «трофейщиков»), с давних времен занимающихся более собирательством бытовых и боевых предметов периода Второй мировой войны, нежели заботой о перезахоронении неучтенных погребений. Заключается она в следующем.
Вручную или мотопомпой откачивается вода из воронки. Затем из центра поднимается в отвал жижа и наплывной грунт. Если слой наплывного грунта достаточно велик, то с помощью кольев, жердей и растяжек делается «закол» — ограждение произвольной формы и размеров, достаточное для того, укрепить стенки раскопа и уберечь их от обвала. Такие меры предосторожности обеспечивают возможность работы в центре раскопа (воронки) одного-двух человек. Именно в центре грунт выбирается до нижнего слоя залегания археологического материала (читай — трофеев). Затем раскоп расширяется в стороны, к верхним краям воронки. Грунт извлекается до того момента, когда становится возможным и удобным сбрасывать его вниз, а не поднимать наверх. Считается, что такая работа удобна тем, что экономится время и сокращается трудоемкость за счет частичной выемки грунта, привлекается меньшее количество рабочей силы. Но это ошибочное мнение.

Здесь есть отрицательные моменты, являющиеся определяющими обстоятельствами в неприемлемости такой методики. Начиная работу из центра воронки, неизбежно приходится топтать ногами то, что находится под ними. Поскольку центр такого раскопа — самое сырое место, то люди, занятые наполнением и подачей наверх ведер с грунтом, неизбежно будут увязать в жиже, топтать ногами останки солдат и ценные находки, то есть, будут безвозвратно утрачены единственные «ниточки» к установлению имен погребенных. В таких условиях не дают эффекта и попытки изготовления временных настилов, предназначение которых — уберечь от засасывания в глиняную жижу работающих в центре. А главное — немало находок уходит в отвал, несмотря даже на попытки его просмотра. Тем более, что в таких командах просмотр отвала, если и делается, то весьма формально.
Прощупывание глиняной жижи позволяет не упустить только крупные предметы, а мелкие (в том числе, медальоны) в большей степени уходят в отвал. Останки погибших в таких условиях извлекаются (слово — эксгумация здесь неуместно) из грунта хаотично, разобраться, какие останки кому принадлежат, невозможно, равно, как и классифицировать само захоронение. Такая работа является непростительным пренебрежением к находкам и кощунством по отношению к останкам.
Что касается экономии рабочей силы и времени — экономия здесь мнимая, т. к. в раскопе на выемке грунта могут работать максимум два человек, а остальная команда — на подхвате и занята тем, что простаивает в цепочке на передаче друг другу ведер.
В крупных воронках с большим наплывным слоем глиняного грунта останки погребенных находятся в состоянии консервации, и при вскрытии захоронения, как правило, поисковики имеют дело с останками людей с неполным и даже частичным разложением мягких тканей. В этом случае работающие имеют дело уже не с костными останками, а с неразложившимися трупами. Если работа выполняется хаотично, то она неотвратимо приводит к их расчленению. Расчленение же трупа, не говоря об этических моментах, есть преступление и соответственно является уголовно наказуемым деянием.
Другая методика, при которой соблюдаются не только археологические, но и морально-этические нормы, заключается в следующем.
После откачивания воды из воронки начинают зачистку грунта с верхнего её края, постепенно приближаясь к центру. Зачистку и снятие грунта выполняют, прокапывая кольцевые дорожки, шириной достаточной для удобной работы. Обычно достаточно от 0,5 до 1 метра, в зависимости от величины диаметра воронки. Сначала зачищают и одновременно проверяют на наличие находок растительный слой, затем грунт снимают на штык лопаты и выравнивают горизонтально по всей окружности. После чего в форме ступени копают второе кольцо внутрь окружности раскопа. И так до того слоя, где начинается залегание костных останков. В итоге получаются кольца в виде ступеней вниз раскопа, позволяющие удобно перемещаться вокруг него и предотвращающие опасные обвалы грунта. Внутреннее кольцо, получившееся вокруг границ залегания останков погребенных, углубляют в виде траншеи на такую глубину, чтобы её дно было ниже уровня залегания нижнего слоя органики в центре раскопа. В результате все археологическое содержимое воронки (это актуально и для других видов захоронений) будет приподнятым над грунтом и выглядеть как бы лежащим на столе. Это необходимо для того, чтобы остатки влаги стекали вниз, и тем самым раскоп осушался. Выглядеть стол будет в форме чаши, внутри которой останется небольшое количество воды. Для удобства работы полезно в двух трех местах траншеи выкопать ямки — отстойники, где будет скапливаться вода, стекающая из центра раскопа. Далее, по всей окружности «стола» располагаются столько членов команды, сколько это возможно, не мешая друг другу в работе при тонкой зачистке грунта.

Преимущество такой методики заключается в том, что в работе постоянно задействованы все члены команды, а значит, она организована более эффективно. Работа не выполняется вслепую, что исключает утрату любых находок. Костные останки находятся в их изначальном положении, и находки не топчутся ногами, что имеет существенный морально-психологический фактор для поисковиков (не здесь ли происходит воспитание молодого поколения?). В итоге вскрытия захоронения по такой методике нетрудно выполнять эксгумацию погребенных независимо от состояния сохранности или их разложения послойно и поочередно — в индивидуальном порядке, определяя, кому персонально принадлежали обнаруженные находки.
Плановые захоронения (кладбища).
При обнаружении захоронения важно установить его происхождение и классифицировать. Индивидуальное захоронение нередко является составной частью планового кладбища. О возможном наличии планового кладбища можно предполагать при обнаружении и вскрытии одиночного или братского захоронения с признаками соблюдения традиционных обычаев погребения: расположение костных останков — прямое, лицом вверх, руки сложены на груди, глубина могилы — до 1,5 метра. В такой ситуации необходимо выполнить детальное обследование расположенного вблизи участка земли. Обследование начинают с визуального осмотра рельефа местности вокруг найденного захоронения на предмет обнаружения рядов могил, о чем могут свидетельствовать участки с характерно упорядоченной просадкой грунта.
Если визуальное обследование не дало положительных результатов, выполняют детальное обследование, используя глубинный щуп. По плотности грунта и его характерным особенностям, о которых мы говорили в соответствующей главе, делают выводы о возможном наличии других захоронений и необходимости дополнительных мероприятий для детального обследования грунта.
Наиболее надежным способом исследования грунта является его осмотр на предмет однородности или смешанности. Для этого на четыре стороны от обнаруженного захоронения прокладывают траншеи шириной в 2 штыка лопаты и глубиной на штык ниже дернового слоя. Дно и стенки такой траншеи зачищают от рыхлой почвы и осматривают.
Если грунт на дне траншеи имеет однородную структуру, без вкраплений органики и одинаковой плотности, — эти признаки свидетельствуют о том, что грунт в этом месте не нарушался в течение, как минимум, нескольких тысячелетий. Там, где грунт когда-либо был подвержен земляным работам, он будет неоднородным и менее плотным, чем в том месте, где залегает в многовековом нетронутом виде. В местах, где наблюдается смешанность грунта, снимают дерновый слой во все стороны до тех пор, пока не будет наблюдаться его однородность. Таким способом будут определены границы предполагаемого раскопа.
Однако, на песчаных почвах, в силу того, что песок имеет свойство хорошей сыпучести, при определенных условиях он способен быть рыхлым или, наоборот, значительно уплотняться. В силу этого отличительные признаки просадки скрадываются и могут быть незаметными. Поэтому при появлении хотя бы одного из характерных признаков наиболее надежным способом в установлении наличия захоронения на песчаных участках является шурфование грунта.
До начала выполнения земляных работ очень важно определить место для отвала грунта, которым подчас засыпают не обнаруженные вовремя захоронения. Если в результате обследования установлено, что рядом с найденным захоронением имеются еще могилы, то проводятся дополнительные работы на предмет выяснения расположения рядов могил, их количества и границ кладбища. Только после точного установления границ кладбища приступают к эксгумационным работам, если в таковых есть необходимость.
Вскрытие могил выполняют порядно, начиная с крайних рядов, отбрасывая выбранный грунт в отвал на место, не занятое могилами. В последующем засыпают ряды, из которых останки эксгумированы. Такая методика позволяет выполнять работу упорядоченно и сокращает объем работ, связанных с завершающим этапом — рекультивацией грунта.

Документирование выполненной работы.

Основным документом, регистрирующим сам факт выполненной работы, является протокол эксгумации.
К протоколу эксгумации прилагают описание процесса эксгумации, где подробно излагают информацию обо всех открывшихся фактах, обнаруженных предметах, характерных особенностях костных останков — анатомических, патологических, следах ранений, следах результатов хирургического вмешательства и т.д.
Описание процесса эксгумации из небольшого захоронения может быть выполнено на бланке стандартного протокола.
Описание процесса эксгумации из крупного захоронения, равно как и планового кладбища, выполняется отдельным приложением к протоколу эксгумации.
О подробностях составления учетных документов см. главу «Поисковое делопроизводство».

Подсчет количества останков.

Подсчет количества эксгумированных останков выполняют в ходе эксгумации и регистрируют в протоколе. Недопустимо вести учет количества останков путем их сортировки по фрагментам скелета (количество черепов, рук, ног), т. к. подобный учет неизбежно приводит к завышению или занижению действительной цифры и этически неоправданному перемешиванию останков.

Укладка в контейнеры для хранения и транспортировки.

Эксгумированные останки своевременно помещают в транспортировочные пакеты для доставки к месту временного хранения и последующей укладки в гроб или погребальный контейнер.
К пакетам с останками крепят бирку с информацией о дате и месте эксгумации, количестве останков в пакете, кем выполнена эксгумация и т.д.
В случае обнаружения находки, позволяющей опознать останки погибшего, останки помещают в индивидуальный пакет и соответственно обозначают с внешней его стороны. Обнаруженные личные вещи погибшего в отдельной упаковке помещают в пакет с останками.
Для временного хранения останков определяют соответствующее случаю и обозначенное место.

0

10

Теория и практика поисковых работ. (4)

Часть 2. Историко архивная работа и делопроизводство.
Глава 6. Находки, позволяющие установить личность военнослужащего.

Прямые и косвенные доказательства в установлении личности военнослужащего.

Все находки, позволяющие установить сведения об их владельцах, классифицируются на прямые и косвенные доказательства в установлении личности их владельца.
Именные находки (ложки, кружки, котелки и т.д.) являются косвенными доказательствами в установлении личности погибших.
Для установления принадлежности останков конкретному человеку и имени погибшего необходимо иметь находки, являющиеся прямыми доказательствами этого, а именно: документы, удостоверяющие личность военнослужащего. Такими находками для военнослужащих РККА, прежде всего, являются смертные медальоны, а для военнослужащих вермахта — опознавательные жетоны. Наряду со смертными медальонами, прямыми доказательствами в установлении личности погибшего военно¬служащего являются документы, удостоверяющие личность, выданные различными инстанциями и ведомствами на имя конкретного лица, при условии, если этот документ обнаружен вместе с останками и последующим подтверждением из каких-либо источников о факте и месте гибели этого человека. Такими документами могут быть красноармейская книжка, военный билет, различные справки, партийный и комсомольский¬ билеты и т.д.

Личность военнослужащего можно также установить по обнаруженным номерным правительственным наградам и по регистрационным номерам боевых машин.
Архивные документы, содержащие сведения о награжденных и сведения о составе экипажа боевых машин, при наличии дополнительных сведений о судьбе военнослужащих, также можно рассматривать как прямые доказательства в установлении имен.
Попытки использования именных находок в качестве прямых доказательств приводят к частым ошибкам. Поэтому такие находки, прежде всего, следует использовать в качестве косвенных доказательств.
Находки всех категорий могут быть использованы в качестве доказательной базы при списочном установлении имен — на основе историко-архивных исследований и анализа результатов поисковых работ. Известны случаи, когда были обнаружены останки с медальоном, принадлежащим другому человеку. Поэтому сведения, полученные по прямым и косвенным доказательствам, требуют проверки и уточнения сведений о судьбе военнослужащих из дополнительных источников. Такими источниками являются сведения из архивных фондов, книг памяти, учетных документов военкоматов. Уточнение сведений необходимо для того, чтобы исключить ошибку в установлении судьбы военнослужащего даже при наличии прямых доказательств.

Смертные медальоны.

Солдатский смертный медальон использовался для опознания личности военнослужащих в РККА задолго до начала Великой Отечественной войны и был введен Приказом РВС от 14.08.1925 года № 856 как документ, удостоверяющий личность. Медальон выдавался всем зачисленным на военную службу, независимо от рода войск. Первые образцы медальонов изготавливались в виде плоской жестяной коробочки, размером 50х33х4 мм с тесьмой для ношения на шее. Внутрь коробочки вкладывался стандартный бланк для заполнения данными на его владельца — ФИО, год и место рождения, место призыва и адрес ближайшего родственника. Обычно указывались, жена, мать или отец.
В ходе боевых действий стало очевидным, что жестяной медальон негерметичен, а пергаментный вкладыш быстро приходит в негодность. В связи с этим приказом НКО от 15.03.1941 года за № 138 были введены в обращение новые медальоны в виде пластмассового восьмигранного цилиндрического пенала, внутрь которого вкладывался бумажный бланк в двух экземплярах.
7 октября 1941 года приказом НКО СССР была введена и красноармейская книжка как основной документ, удостоверяющий личность военнослужащего — рядового и младшего комсостава. Офицерскому составу выдавалось удостоверение личности.
В военное время изготавливались и другие формы капсул. На некоторых заводах крышки капсулы изготавливались с ушком для тесьмы, что позволяло носить капсулу на шее. В блокадном Ленинграде они выпускались круглыми, из пористой пластмассы, которая, к сожалению, впитывает влагу, и поэтому бланк в такой капсуле очень плохо сохраняется. В ходе поиска можно встретить также деревянную и металлическую капсулу. Металлические капсулы изготавливались круглыми и прямоугольными.
Со времен зарождения поискового движения поисковики задавались вопросом: «Почему так мало убитых имеют при себе смертные медальоны»? Не все это знают и в настоящее время.
По причине недоступности информации о событиях тех лет родилась версия, которая живет и сегодня. Дескать, среди солдат существовало тотальное суеверие — носишь при себе смертный медальон, значит, будешь убитым. Поэтому многие солдаты эти «смертники» просто выбрасывали или не заполняли бланки-вкладыши. В действительности, в тяжелых фронтовых условиях практичные солдаты находили применение капсулам медальонов в других целях. Например, если спилить донышко капсулы и выстрогать из дерева вставку с тонким отверстием, то получится мундштук, и можно будет выкуривать драгоценный табак без остатка. А сам вкладыш, в крайних случаях, мог пригодиться для самокрутки. В целой капсуле удобно хранить швейные и патефонные иголки, нитки и другие мелкие бытовые предметы. В том числе, порой и жизненно важные. Известны случаи обнаружения в капсулах медальонов рыболовных крючков.
Но это не главные причины отсутствия медальонов у убитых.
Одна из главных причин — несовершенство и часто меняющаяся система учета личного состава РККА. О чем убедительно свидетельствует приведенная ниже таблица хронологии приказов НКО относительно учета личного состава и безвозвратных потерь Красной армии.

Как видно из таблицы, рядовой и сержантский состав РККА в течение Финской войны и до весны 1941 года на законных основаниях не имел никаких документов, удостоверяющих личность. Итоги Финской кампании показали недопустимость такого положения. Несмотря на попытку исправить ситуацию, в силу различных обстоятельств (нерасторопность, неразбериха начала войны и т.д.), включая практически весь 1941 год, военнослужащие оставались без медальонов, о чем не менее убедительно свидетельствуют итоги поисковых работ. В поисковой практике весьма редко владельцы найденных медальонов учтены погибшими или пропавшими без вести в 41-м. Главная причина этого — подавляющему числу военнослужащих медальоны еще не выданы. Положение дел исправилось только со стабилизацией фронта и восстановлением заводов и фабрик. В итоге, опознавательные медальоны более или менее регулярно выдавались в течение не полного 1942 года. А война, как известно, продолжалась четыре года. Это и есть одна из главных причин отсутствия медальонов у погибших.
Вопреки суеверию, солдаты стремились к тому, чтобы не быть неопознанными в случае гибели, а родные или близкие были извещены об их судьбе. Об этом убедительно говорят многие факты. Например, при отсутствии капсулы солдаты в её качестве использовали гильзу патрона.
При отсутствии стандартного бланка бойцы свои данные записывали на любом клочке бумаги.
Другая, не менее важная, причина отсутствия смертных медальонов у погибших — прескверное исполнение системы учета безвозвратных потерь в РККА.
Согласно положению НКО, определяющему порядок уборки трупов с полей сражений и их погребения, похоронной команде перед погребением трупов надлежало оторвать один экземпляр бланка для передачи в штаб части в качестве подтверждения факта гибели военнослужащего и учета потерь. Второй экземпляр, для того чтобы не обезличивать трупы, предписывалось вложить обратно в капсулу и оставить в кармане убитого (см. ниже текст документа). В сложных боевых условиях, каковыми особенно отличались первые два года войны, это условие часто исполнялось скверно, а нередко и вовсе не исполнялось. Похоронным командам, которых в штатном расписании частей не существовало, не всегда представлялась возможность осуществить погребение надлежащим образом. Это объясняет и наличие множества «верховых» убитых и кое-как похороненных в «подручных» могилах.
Вкладыши медальонов очень часто изымались без отрывания половинки (пустые капсулы), а чаще их просто забирали вместе с капсулой. Это третье обстоятельство, объясняющее то, что в большинстве своем останки погибших обнаруживаются без медальонов или с пустыми капсулами. Последнее обстоятельство говорит о том, что погибшие, найденные без медальонов, в большинстве своем по учетным документам числятся не пропавшими без вести, а убитыми и даже похороненными.
Наличие пустых капсул при останках имеет и другие причины. Например, в капсулу солдат вложил нестандартную записку, которая была извлечена похоронной командой.
Ниже приводится незначительно сокращенный текст ПОЛОЖЕНИЯ О ПЕРСОНАЛЬНОМ УЧЕТЕ ПОТЕРЬ И ПОГРЕБЕНИИ ПОГИБШЕГО ЛИЧНОГО СОСТАВА КРАСНОЙ АРМИИ В ВОЕННОЕ ВРЕМЯ, объявленного с приказом НКО № 138 от 15.03.1941 года о введении в действие положения и снабжении войск медальонами и вкладными листками.

Раздел 1.
Общее положение.
1.1. Положение о персональном учете потерь и погребении погибшего личного состава Красной Армии в военное время определяет систему персонального учета потерь на фронтах, порядок погребения погибших и устанавливает правила извещения населения страны о судьбе их родственников — военнослужащих действующей армии.
1.3. Извещение семьи погибшего военнослужащего является документом для возбуждения ходатайства о назначении пенсии.

Раздел 2.
Персональный учет в войсковых частях, соединениях и учреждениях Красной Армии.
2.4. каждый командир и начальник, начиная от командира отделения и выше, при любых условиях боя обязан вести точный учет личного состава подчиненного ему подразделения, части.
В персональном учете должно быть указано: в каких боях и где участвовал боец, младший командир, как он вел себя в этих боях (храбр — предан Родине; трус — дезертир).
При убытии из части (по ранению, болезни) характеристика о поведении бойца в бою должна быть сосредоточена в штабе, части.
2.5. прибывшее пополнение в подразделение и часть берется на персональный учет до ввода его в бой…
2.6. по окончании каждого боя командир подразделения, части проверяет личный состав и немедленно доносит по команде о безвозвратных потерях.

Учет в штабе полка (отдельной части).
2.11. персональный учет потерь в штабе полка и отдельной части производится по именным спискам персональных потерь в подразделениях, входящих в состав полка (отдельной части), и на основании проверки личного состава некоторых подразделений на выборку.
2.12. После точного установления персональных потерь путем строгого контроля штаб полка объявляет в приказе по полку список выбывших из полка, вносит изменения в учетные документы штаба полка и представляет через каждые три дня список персональных потерь всего личного состава полка в штаб дивизии (форма 2).
2.13. По установлении смерти военнослужащего и места его погребения штаб полка (отдельная часть) немедленно высылает извещение (форма 4, «похоронка» — прим. авт.) непосредственно родственникам по месту их жительства — на начальствующий состав кадра (кадровых военнослужащих, как правило, офицеров — прим. авт.) и младший начсостав сверхсрочной службы; в районный военный комиссариат — на рядовой и младший начальствующий состав срочной службы и запаса.
2.14. Военнослужащие, без вести пропавшие, учитываются в штабе полка в течение 15 дней как временно выбывшие. ..
После 15-дневного срока без вести пропавшие заносятся в список безвозвратных потерь, исключаются из списков части с донесением по команде.
По истечении 45 дней о без вести пропавших извещаются родственники. Если впоследствии судьба без вести пропавших военнослужащих выяснена, то о них немедленно сообщаются дополнительные сведения как по команде, так и РВК или родственникам.
2.15. Командир полка (отдельной части) несет полную ответственность за точный учет потерь в полку и за своевременность донесений о потерях в штаб дивизии.
Прим. автора — такой порядок хорошо работал в тыловых частях и авиации, в пехоте же, в особенности в период активных боевых действий, за 15 и 45 дней многое менялось и не успевалось, что является одной из причин не получения многими родственниками извещений.

Учет в штабе дивизии (бригады), корпуса.
2.16. Персональный учет потерь в штабе дивизии (бригады), корпуса производится по именным спискам персональных потерь частей, входящих в состав дивизии (бригады), корпуса, по вкладышам медальонов, изъятым у военнослужащих, погибших в полосе действия дивизии, и по именным спискам персональных потерь личного состава штаба дивизии (бригады), корпуса.
2. 17. После установления персональных потерь путем строгого контроля штабом дивизии, корпуса составляются именные списки (форма 2А) безвозвратных потерь (убитые, умершие от ран, пропавшие без вести и взятые в плен, прим. авт.– числовые данные) за все части, в том числе и тыловые учреждения, входящие в состав дивизии (бригады), и высылаются три раза в месяц к 1, 10 и 20-му числу каждого месяца в Управление по укомплектованию войск Генштаба Красной Армии (ГУК). Штаб корпуса представляет именные списки потерь только за управление корпуса, корпусные части и тыловые лечебные учреждения, непосредственно подчиненные корпусу.
Прим. авт. — аналогичные требования к учету предписывались штабам армий, фронтов и лечебных учреждений.

Учет в районном (городском) военном комиссариате.
2.25. Районный (городской) военный комиссар полученные извещения от войсковых частей на убитых, умерших от ран, пропавших без вести военнослужащих оставляет у себя для учета, а родственникам военнослужащего выдает извещение от райвоенкомата (форма 4)…
2.26. В случае возвращения военнослужащего с фронта, на которого было выслано извещение войсковой частью как на погибшего, РВК выясняет причину его возвращения и немедленно доносит в Управление по укомплектованию войск Генерального штаба КА, одновременно устанавливает правильность получения пенсии его семьей.
2.27. Райвоенком систематически следит за правильностью назначения и выдачи райсобесом пенсии семьям погибших военнослужащих.
Прим. авт. Положение о пенсии в настоящее время имеет юридическую силу. Родные найденных поисковиками погибших, по учетным документам числящихся пропавшими без вести, имеют законное право на ходатайство о начислении пенсии и компенсацию за прошедшие годы.

Раздел 3.
Назначение медальонов со сведениями о военнослужащих.
3.28. Для учета потерь личного состава в военное время и в целях привития навыков в хранении медальона еще в мирное время каждому военнослужащему с момента его прибытия в часть выдается медальон с вкладным листком в двух экземплярах, который записывается в вещевой аттестат и хранится у него до увольнения в запас.
Наличие медальона и правильность заполнения вкладыша периодически проверяются у красноармейцев и младшего начсостава на утреннем осмотре, а у начальствующего состава — при выходе части в поле, на тактические занятия.
При переводе военнослужащего в другую часть медальон заносится в вещевой аттестат военнослужащего.
Медальон носится в специальном кармане, пришитом на внешней стороне пояса брюк (с правой стороны).
Вкладыш медальона заполняется в двух экземплярах. Один экземпляр вкладыша медальона у убитых и умерших от ран вынимается и хранится в штабе части или лечебном учреждении, а второй экземпляр, сложенный в медальон, остается при убитом или умершем от ран.
3.29. Команды, наряжаемые для очистки полей боя, вынимают один экземпляр вкладыша медальона с убитых и передают в штаб той части, распоряжением которой они производили очистку поля боя.
3.30. О смерти военнослужащего сообщает та часть, в которую передан командами после очистки поля боя вкладыш медальона, снятого с убитого, независимо от того, к какой части принадлежал военнослужащий.
3.31. Вкладыши, изъятые из медальонов у убитых военнослужащих, командиры частей хранят в штабе части, на основании их составляются списки (форма 2) и пересылаются в штаб дивизии. Отдельные части, не входящие в состав дивизии, представляют списки (ф. 2) в штаб того соединения, которому они непосредственно подчинены.
3.32. О лицах, умерших от ранения в пути следования в лечебные учреждения, начальник транспорта, сопровождающий их, обязан подробно доложить лицу, принимающему раненых, о количестве умерших в пути, где они оставлены для погребения (или погребены) и чьим распоряжением и где они будут погребены. один экземпляр вкладыша медальона, снятого с умершего в пути следования, сдается лицу, принимающему раненых. В случае отсутствия медальона у умершего в пути сопровождающий обязан принять меры к установлению личности умершего. Начальник лечебного учреждения об умерших в пути доносит (форма 3) наравне с умершими в госпитале.

Раздел 4.
Учет потерь в Управлении по укомплектованию войск Генштаба Красной Армии.
3.33. Персональный учет потерь личного состава Красной Армии (убитые, умершие от ран, пропавшие без вести, попавшие в плен) сосредотачивается в Управлении по укомплектованию войск Генштаба Красной Армии.
3.34. На Управление по укомплектованию войск возлагается:
– вести персональный учет потерь Красной Армии за отдельные части и соединения (дивизия, бригада, корпус, армия, фронт) и справочную картотеку потерь личного состава красной Армии во время боевых действий;
– составлять алфавитные списки потерь личного состава Красной Армии и давать справки по запросам родственников и учреждений о погибших на фронте…

Заместитель начальника
Генерального штаба Красной Армии
генерал-лейтенант В. Соколовский.
ЦАМО РФ, ф. 4, оп. 12, д. 97, л. 263–272. Подлинник.

Документ приведен с некоторыми сокращениями, опущен раздел 5, определяющий порядок погребения погибших в боях.
В ноябре 1942 года по непонятным причинам медальоны были отменены, что привело к увеличению числа неопознанных убитых. В качестве удостоверения личности рядового и младшего комсостава осталась красноармейская книжка.
Глава 7. Первичные реставрационные работы с поисковыми находками.

Консервация находок.

Обнаружив медальон, бумажник или что-либо другое, обнадеживающее в установлении имени солдата, прежде всего, необходимо оценить состояние сохранности находки, затем принять решение о дальнейших действиях. Если вы не имеете достаточного опыта обращения с такими находками, обратитесь обязательно к более опытному поисковику. Даже если, на первый взгляд, находка не будет представлять ценности, сделайте это! Не пытайтесь извлечь вкладыш из капсулы самостоятельно, если у вас нет соответствующих навыков. Проявите терпение, законсервируйте находку и передайте её тому, кто сможет сделать это квалифицированно.
Существует мнение о якобы необратимых разрушительных и неизбежных процессах, если на месте открыть крышку капсулы для того, чтобы убедиться, что она не пустая. Не волнуйтесь, ничего страшного не произойдет. Прежде чем предпринимать какие-либо действия для консервации эбонитовой капсулы, убедитесь, что она не пустая. Но не более того! Не пытайтесь извлечь вкладыш путем вытряхивания из капсулы. В большинстве случаев это приводит к его повреждению или полной утрате и, как следствие, — утрате надежды на установлении имени владельца медальона. К таким же последствиям приводит попытка вскрыть в полевых условиях металлическую или деревянную капсулу. Не стоит вскрывать её даже для того, чтобы убедиться в наличии вкладыша. Такие медальоны, как правило, плохо сохраняются и могут просто рассыпаться в ваших руках. Поэтому единственно правильным решением будет незамедлительно законсервировать находку и хранить её до возможности работы с ней в лабораторных условиях.
Для консервации крупных находок, таких как бумажник, полевая сумка и т.д., на период их доставки в благоприятные условия для работы с ними, обязательно используют какую-либо твердую подложку и полиэтилен. Твердая подложка необходима для того, чтобы уберечь находку от деформаций и разрушения на мелкие фрагменты. Такая мера предосторожности облегчит работу в процессе расслоения бумажных слоев и чтение сохранившегося текста. Полиэтилен предохранит находку от высыхания, в результате которого нередко наступает процесс цементирования бумажных слоев. Помните, если это (цементирование) случится, значит, находка безвозвратно утрачена — расслоение в этом случае становится невозможным.
Законсервированный экспонат следует, по возможности быстрее, доставить в благоприятные для хранения условия — прохладное, защищенное от света место. Наилучшим условием является хранение в холодильнике. Ни в коем случае нельзя допускать появления плесени и распространения грибкового поражения бумаги, равно как и сильного высыхания. То и другое неминуемо приведет к невозможности расслоения. В целях предохранения от появления плесени допускается периодическое проветривание и незначительная сушка.
Применительно к смертным медальонам, независимо от материала, из которого изготовлена капсула, как показала многолетняя практика, консервацию наиболее эффективно выполнить следующим путем. Если вкладыш медальона находится в сильно размокшем состоянии и в капсуле имеется скопление влаги (определяется визуально при отвинчивании крышки), его необходимо слегка просушить. Для этого капсулу с отвинченной крышкой, необходимо положить горизонтально или несколько приподнять её донышко, что позволит стечь накопившейся влаге, и оставить на некоторое время в относительно сухом, закрытом от ветра и солнечных лучей помещении. Незначительное подсушивание позволит несколько укрепить бумагу от разрушения при встряске или других механических нагрузках, неизбежных при транспортировке медальона. По истечении некоторого времени, убедившись, что капсула освобождена от излишней влаги, возьмите чистую пластиковую или стеклянную бутылку, наполните её «под завязку» чистой водой, опустите туда капсулу, плотно закройте бутылку крышкой. Лучше, если бутылка будет заполнена охлажденной кипяченой водой. В таких условиях начало образования плесени отодвинется на более длительный срок. В моей практике законсервированные медальоны, при периодической замене воды, хранились до трех месяцев без каких-либо последствий.
Консервация медальона таким способом дает возможность сохранить его в условиях приближенных к естественной среде, предохраняет бумагу от высыхания и механического воздействия при транспортировке. Водная среда обеспечивает условия, приближенные к состоянию невесомости. Для наглядности вреда встряски, даже незначительной, можно провести маленький эксперимент. Если поместить в сосуд с водой тонкую бумагу (скажем, туалетную, или школьную промокашку) на длительное время, то она намокнет, но в состоянии покоя будет сохранять свою форму. Стоит немного встряхнуть сосуд, и от бумаги останутся бесформенные хлопья. Теперь представьте, что сделается с раскисшим за десятки лет бланком медальона, если его некоторое время носить, например, в кармане.
Практически любой раскисший медальон, если еще не разрушились слои бумаги, реально развернуть в лабораторных условиях, при условии его своевременной и качественной консервации. Однако не следует затягивать время хранения находки до первичной реставрации даже в законсервированном состоянии.
Консервируя находку, не забудьте прикрепить к упаковке или самой капсуле сопроводительную информацию о том, где, когда и кем это найдено. В противном случае это создаст сложности в извещении объективной информацией родных погибшего, поисковика или отряда о судьбе находки и регистрации в учетных документах. Для этого можно использовать простую бумагу и клейкую ленту, например, скотч. Надписи рекомендую делать графитовым карандашом. Графит, в отличие от любых чернил, не расплывается и довольно долго сохраняется. Графитовый текст утрачивается только в силу разрушения самой бумаги. Именно поэтому практически все медальоны, заполненные простым карандашом, читаются без труда.
Кстати, еще в старые времена толк в этом знали мореплаватели, которые в вахтенных журналах делали записи только графитом.
В настоящее время существует и альтернативный способ консервации находок. Медальон или бумажник обмазывают слоем глины или просто грязью и заворачивают в подручную упаковку. Считается, что таким образом находка будет находиться в «привычной» для нее среде, что обеспечит ее сохранность.
Действительно, смысл консервации находки состоит в том, чтобы обеспечить ей комфортные условия для сохранности. Какие же условия для этого необходимы и что может повлиять на сохранность находки?
Прежде всего, как уже отмечалось, это деформация в результате толчков и тряски во время транспортировки. И второе — температурные и влажностные условия хранения. Температура и влажность, как известно, способствуют или предупреждают развитие и распространение грибковых микробов, т.е. плесени. Именно поэтому не стоит помещать находку в слой грязи, которая является дерновым слоем грунта, в где непрерывно происходит процесс гниения, а значит она является отличным источником и распространителем плесени. Следовательно, такой способ консервации может быть губительным для бумаги. Конечно, за короткое время, необходимое для доставки находки от места раскопа до удобного места работы с находкой вряд ли плесень начнет свое распространение. Однако, никогда не знаешь, какое это время в действительности может занять.
Извлечение вкладыша из капсулы.

Итак, вы доставили находку в условия, позволяющие выполнить работу с минимальными потерями, которые часто неизбежны уже при извлечении медальонов из земли, потому что нарушено их состояние покоя. Приступая к извлечению вкладыша, в первую очередь оценивают его состояние в капсуле и проводят соответствующие ситуации подготовительные мероприятия.
Если все же случилось, что медальон оказался высушенным (согласитесь, бывает нередко), его следует размочить. Для этого капсулу заполняют водой, закрывают крышкой и оставляют на время, пока вся бумага намокнет, периодически доливая капельками. Если вкладыш плотный (двойной или нестандартный), и влага не проникает внутрь капсулы, тогда в её дне делают сквозной пропил соблюдая крайнюю осторожность, чтобы не повредить вкладыш, и погружают, желательно в вертикальном положении, в сосуд с водой. Пропил позволит воде вытеснить воздух из капсулы и размочить вкладыш.
Для того, чтобы извлечь вкладыш из эбонитовой капсулы, не рискуя его повредить, капсулу следует раздавить. Но ни в коем случае не разбить! Для этого делают не сквозной крестообразный пропил нижней части капсулы. Затем пропиливают под сорок пять градусов и углы донца, т.к. здесь самые толстые стенки капсулы. Эта мера способствует при зажиме капсулы в тисках ровному растрескиванию её на четыре части. Затем капсулу с отвинченной крышкой вставляют горизонтально в тиски и осторожно зажимают до появления трещины. Делать это необходимо с особой осторожностью, в два приема, поворачивая капсулу на девяносто градусов, так чтобы капсула дала трещину с четырех сторон по всей длине. После этого медальон опускают в ванну с водой, и с помощью скальпеля и иголки осторожно освобождают вкладыш от обломков капсулы, помогая иглой бумаге отделиться от стенок капсулы.
Вода не должна быть хлорированной, так как хлор обесцвечивает чернильные красители.
Под воздействием температурных и влажностных колебаний в течение многих лет наступают различные структурные изменения бумаги вкладыша. Характер изменений зависит от качества бумаги, её плотности, характера почвы, глубины залегания в грунте и т.д. Чаще всего бумага становится рыхлой. В силу этого, особенно, когда она находится под давлением (прессом), разрушаются или смешиваются её слои, что относится, прежде всего, к таким находкам, как бумажник и т.д.
Иногда бумага становится хрупкой, и при попытке расслаивания ломается или отслаивается чешуйчатыми фрагментами, это — признак обратного превращения в дерево. В этом случае может выручить 10–15-процентный раствор глицерина, который придаст слоям бумаги некоторую эластичность. В таком растворе вкладыш необходимо выдержать несколько суток, периодически проверяя состояние бумаги. Этот процесс может длиться до двух недель. Если за это время выдержка в глицериновом растворе не дала положительных результатов, обработку вкладыша можно выполнить другим способом — желатином и раствором уксуса. Уксус будет способствовать отделению слипшихся слоев, а желатин предохранит бумагу в ходе её разворачивания от рассыпания на фрагменты . Этот способ особенно выручит при расслоении обугленной бумаги. Такой способ ученые–археологи использовали при расслаивании обугленных древнеегипетских свитков, обнаруженных в древнем городе, засыпанном вулканической лавой.
Возможно, существуют и другие, неизвестные автору способы. Дерзайте и ищите.
Металлическую капсулу медальона осторожно очищают от грязи и окиси, насколько это возможно, чтобы не повредить вкладыш, а затем опускают в 15–20-процентный раствор трилона-Б. Это белый порошок, используемый для смягчения воды. Обработка в таком растворе способствует корректному легкому устранению окиси металла. Процесс может длиться до нескольких суток, в зависимости от имеющегося количества окиси, которую необходимо ежедневно удалять мягкой кисточкой или легкой струей воды. После такой процедуры с поверхности капсулы окись металла в значительной степени удаляется.
Извлечение вкладыша из капсулы осуществляют путем распиливания, при незначительном остатке металлической капсулы она снимается с помощью пинцета. Некоторые, не очень терпеливые и чрезмерно уверенные в себе поисковики, для этих целей применяют пассатижи или плоскогубцы. Прежде, чем взять в руки этот инструмент, подумайте, что важнее, — быстро разрушить капсулу, рискуя также разрушить её вкладыш, или больше потерять времени на более надежный способ извлечения бумажного вкладыша? Помните, как бы не была тверда ваша рука, сила инерции обязательно вынудит вас приложить усилие большее, чем это было необходимо. Часто это приводит к разрушению находки.
Освобожденный от капсулы вкладыш при необходимости (о чем свидетельствуют остатки окиси металла) также выдерживают в растворе трилона-Б. Бумага в металлических капсулах обычно становится сильно пропитанной окисью, а воздействие на окись водоумягчающего средства происходит медленно. Поэтому, по мере пропитки раствором, бумажный вкладыш расслаивают поэтапно, буквально по половине или одному обороту в сутки. После расслоения медальона, обработанного в растворе, для удаления остатков трилона-Б и остановки химического процесса, бумагу необходимо не менее двух часов выдержать в чистой воде.
Несмотря на то, что, как правило, медальоны сохраняются плохо, нередко удается найти медальон с вкладышем в удовлетворительном и даже хорошем состоянии. В таких случаях возникает вполне объяснимое желание получить капсулу в качестве памятного сувенира, и как следствие — извлечь вкладыш любым способом, кроме раздавливания капсулы. В числе таких способов наиболее распространены вытряхивание, вытаскивание пальцами и выковыривание (кто не слышал — «я аккуратненько»?) рулончика. Эти способы приводят, как минимум — к порче вкладыша и соответственно частичной потере данных о солдате, а как максимум — к полной потере всех данных. Еще раз подумайте, что для вас важнее, — имя солдата или сувенир от этого солдата?
Как развернуть вкладыш.

Для расслоения и разворачивания бумажного вкладыша необходим набор инструментов. Он нехитрый — неглубокая ванна для воды (для этого очень удобна фотокювета размером 18 на 24 см), маленькие тиски, слесарное полотно по металлу, чистая писчая бумага, лупа (предпочтительно бинокулярная) и две иглы — одна с острым рабочим концом, другая с затупленным. Для удобства в работе иглы должны быть с ручками. Изготовить их несложно из обыкновенных швейных иголок.
Для удобной работы с расслаиваемым материалом используют подложку, в качестве которой берется полоска чистой и, желательно, тонкой писчей или ксероксной бумаги. Полоску отрывают несколько шире и длиннее размеров той бумаги, что предстоит развернуть. Подложку, постепенно погружая в воду, осторожно подводят под рулончик вкладыша. Чтобы подложка не всплывала, можно прижать её с одной стороны небольшим грузом. Отслоив с помощью иголок небольшую часть реставрируемого материала, подводят его вместе с подложкой к краю кюветы и располагают так, чтобы подтаскиваемая за край полоски расслоенная часть вместе с подложкой поднималась на воздух, а рулончик вкладыша оставался в воде. Таким образом, в состоянии относительной невесомости уменьшается слипание слоев бумаги. А заполнение водой пространства между слоями при отделении их друг от друга способствует разворачиванию бланка без повреждений.

При помощи иголок отделяя слои друг от друга, постепенно подтаскивают подложку вместе с развернутой частью вкладыша так, чтобы отслоенная часть вкладыша ложилась на подложку без заломов и складок. Это самая сложная и кропотливая часть работы, требующая крайней осторожности и терпения. После полного извлечения бланка из ванны необходимо намочить еще одну полоску чистой бумаги и накрыть лицевую сторону бланка, а затем завернуть их в любой лист бумаги, положить под небольшой пресс (стопку бумаги или в книгу) и оставить до полного высыхания. Соблюдение этой нехитрой технологии позволяет получить развернутый бланк с меньшими повреждениями. После высыхания бланк становится ровным, без складок и заломов, что существенно облегчает в последующем чтение рукописного текста.

Расслоение бумажных находок.

Работа с другими бумажными документами осуществляется аналогично, с той разницей, что сначала необходимо, не извлекая на поверхность, отделить поочередно слои бумаги с помощью более длинных иголок (например, вязальных спиц, концы которых не должны быть острыми). После полного отделения одного слоя под него подводится подложка, а затем извлекается из ванны. Подготовительная работа с крупными предметами заключается в предварительном удалении грязи путем ее смывания тонкой струей воды. Также для этого при необходимости можно воспользоваться мягкой кистью. Однако кисть применять следует только тогда, когда нет риска вместе с грязью удалить и невидимый пока текст.

Чтение угасших и невидимых текстов.

Если рукописный или печатный текст угас, но просматривается невооруженным глазом, для начала можно попытаться прочесть его, не прибегая к помощи оптических или спектральных приборов. Уважая науку и прибегая к помощи изобретений человека, ваш покорный слуга все же считает, что человек еще не придумал совершеннее созданного матушкой природой оптического прибора — человеческого глаза, а все изобретения — это только дополнение к нашим природным возможностям. Прежде всего, попытайтесь прочесть текст своими глазами.
Во время чтения угасшего текста невооруженным глазом желательно чередовать рассеянное и направленное освещение.
Если же без помощи науки не обойтись, необходимо воспользоваться возможностями современной техники и исследовать текст в различных лучах спектра. Многое зависит от выбранной длины волны источника излучения. В инфракрасном излучении отлично читаются тексты, выполненные графитом, тушью и типографской краской.
Несколько сложнее обстоит дело с чернильными текстами. Если текст выполнен химическими чернилами, где присутствуют окиси металлов, которые имеют свойство люминесцировать, — здесь поможет соответствующее излучение. Хуже обстоит дело с чернилами, изготовленными на растительной основе. Все спектральные приборы только гасят их яркость. В подобных случаях можно и нужно исследовать бумагу в косо падающем освещении, — возможно, на бумаге сохранились следы пера.
Отличных результатов в прочтении сильно угасших текстов (даже кажущихся безнадежными) можно добиться с помощью компьютерной программы «фотошоп». Этот способ позволяет читать тексты выполненные различными чернилами, в том числе и на растительной основе. С помощью выделения или исключения конкретных цветов спектра, насыщения цветовой гаммы, изменения её контраста и яркости можно «вытаскивать» остатки красителей, даже неразличимые невооруженным глазом.
Исчерпав все надежды, можно прибегнуть к следующему — дать бумаге вылежаться в темном месте пару месяцев и снова осмотреть её. Если бланк остался без изменений — выдержать его какое-то время на свету, только не под прямыми солнечными лучами. О каких-либо конкретных сроках для таких экспериментов говорить невозможно. В поисковой практике случалось, что на чистом, на первый взгляд, бланке сразу после высыхания бумаги чернильный текст проявлялся и становился, хоть и с трудом, но читаемым невооруженным глазом. Случалось, что текст проявлялся до степени прочтения невооруженным глазом и после полугодовой выдержки при комнатном освещении.
Часто бывает, что бланки со значительно угасшим рукописным текстом поисковиками воспринимаются как незаполненные. Не исключая того, что подобные факты имеют место, все же позволю себе утверждать, что в подавляющем большинстве кажущиеся незаполненными бланки медальонов — это не что иное, как результат обесцвечивания и вымывания чернил. После длительного пребывания в неблагоприятных условиях чернила, особенно изготовленные на растительной основе, угасают и вымываются практически полностью. В качестве доказательства тому, что незаполненными бланки медальонов бываю крайне редко, достаточно исследовать под микроскопом кажущийся незаполненным бланк, и вы без труда обнаружите следы пера. Как альтернативу микроскопу можно использовать компьютерную обработку бланка, что сегодня более доступно.
Довольно часто угасший текст, в силу повреждений бумаги или неразборчивости написания, удается прочитать только фрагментами. Эти фрагменты предстоит расшифровать. В случае расшифровки адресных сведений из медальона хорошим подспорьем будут справочники административного деления СССР военного и довоенного периода. Нелишними будут и послевоенные справочники. С их помощью можно расшифровать или дополнить обрывочные данные о месте рождения и адресе семьи погибшего. Для дополнения и уточнение сведений из медальонов очень полезно использовать Книги памяти.
Глава 8. Историко-архивные исследования.

Последовательность архивных исследований.

Эффективная реализация всего комплекса поисковых задач невозможна без историко-архивной исследовательской работы. Полевые поисковые работы преимущественно связаны с боевыми действиями наземных и воздушных войск, исторические сведения о которых хранятся в ЦАМО РФ, поэтому под историко-архивными исследованиями будет подразумеваться работа с фондами этого архива. Хотя поисковая работа в отдельных случаях требует обращения к другим архивам. Таковыми могут быть архивы ФСБ, партийные, госархив и т.д. (список архивов см. в приложениях).
Исследование архивных документов в целом предполагает накопление исторических материалов по тем или иным событиям военных лет. Успешная работа с документами архивов требует определенной подготовки и некоторого исследовательского опыта, который приобретается в ходе практической работы или учебы в соответствующих образовательных учреждениях.
Приступая к работе с документами, важно определить тему исследования и задачу, которую ставит перед собой исследователь.
В поисковой практике их, как правило, две:
1. Сбор материалов для поисковой работы.
2. Уточнение сведений о судьбе военнослужащих.
Цель исследовательских работ для поисков всегда одна — увековечение памяти погибших при защите Отечества.

Если задача исследователя состоит в накоплении сведений о событиях в районе одного или нескольких населенных пунктов, то в первую очередь выясняют, в какой период времени на данной территории происходили боевые действия и какие части или соединения участвовали в этих событиях. Общую справку об этом можно подготовить, изучив публичные печатные издания. Более подробную — по материалам региональных военных комиссариатов и научно-справочной библиотеки ЦАМО РФ. Если исследование документов архива рассчитано на долгосрочную перспективу, даже при определенной теоретической подготовке по истории боевых действий, начинать полезно с научно-справочной библиотеки архива, исторических формуляров и описания боевого пути частей по документам из фондов архива. Это поможет выстроить хронологию событий, их активность, продолжительность, степень успеха и цифровые данные о понесенных потерях. По таким сведениям полезно составить справку в произвольной форме или в виде таблицы, которая будет служить исследователю как план работы.

При исследовании событий на территории административных образований — от деревни до района — в первую очередь изучают и конспектируют документы частей армейского или корпусного подчинения. Из фондов этих соединений готовят общую справку о боевой деятельности подчиненных им частей более низшего ранга — дивизии, бригады, полка.
Исследователю, представляющему крупное поисковое объединение, возглавляющее поисковые работы с более широкой географией (территория области) и продолжительностью событий, целесообразно проводить исследование и последовательное конспектирование оперативных документов в масштабах фронта, армии, корпуса, дивизии, бригады и, при необходимости, более мелких частей, за весь период их пребывания на территории региона. Такая работа, безусловно, более трудоемкая и требует длительного времени. Но это в последующем с лихвой оправдывается и окупается тем, что не потребуется повторного и даже многократного возвращения к исследованию одних и тех же фондов.
Исследовательскую работу важно координировать человеку, владеющему определенным опытом, способным анализировать полученные сведения, систематизировать и сосредотачивать всю накопленную информацию в одном банке данных, в последующем доступном для ознакомления заинтересованными поисковыми формированиями.

Оперативный отдел.

До начала конспектирования документов рекомендуется просмотреть и изучить оперативные сводки, боевые донесения, журналы боевых действий, боевые приказы. Выбирают наиболее полные по содержанию документы, определяют другие, из которых можно извлечь дополнительные сведения, которых нет в первоначально выбранных документах, и приступают к конспектированию. Конспектирование выполняют подробно, не пропуская информации, не представляющей, на первый взгляд, ценности.
Наиболее подробными и объективными являются боевые донесения частей более низкого ранга. На их основе вышестоящие штабные офицеры составляли сводные оперативные документы. На основе обобщенных данных боевых донесений, оперативных сводок и боевых приказов составлялись журналы боевых действий частей. Еще более сжатые сведения содержат исторические формуляры и описание боевого пути части. Такие документы имеются, как правило, в фондах дивизии.
Отдавая предпочтение тем или иным конспектируемым документам, следует учитывать специфику и обстоятельства, при которых они составлялись. Например, несмотря на то, что боевые донесения зачастую содержат более объективную информацию, чем другие документы, в них не всегда имеются объективные сведения о безвозвратных потерях. Причина в том, что эти документы составлялись либо непосредственно в боевых условиях, либо сразу после боя, прямо на передовой, и поэтому сведения о потерях передавались ориентировочными, преимущественно в цифровом выражении. Очень часто в таких документах присутствует фраза «сведения о потерях уточняются», или «будут представлены дополнительно». Оперативные же сводки составлялись в более комфортных (разумеется, по фронтовым меркам) условиях, два или три раза в сутки. Они содержат уточненные сведения о действиях части, краткие данные о её соседях, потерях личного состава и материальной части, подробные координаты боевых действий или занимаемых рубежей, сведения о противнике, метеоусловиях, численном составе, боевой, материальной и продовольственной обеспеченности на конкретный период.
Очень полезно исследовать документы политуправлений и особых отделов, в которых можно найти сведения самого разного, и порой неожиданного, содержания. Но в связи с тем, что документы этих ведомств всё ещё сохраняют гриф секретности, они доступны не всем исследователям, т. к. содержат сведения «порочащие Красную Армию». Для доступа к ним необходимо иметь по установленной форме допуск к секретным документам. В большей степени, разумеется, сведения, «порочащие Красную Армию», относятся к документам особых отделов и политуправления частей. В них, как правило, излагались и расследовались факты негативного характера — случаи трусости, невыполнения приказа, халатности, воровства, предательства и т. д., с указанием конкретных имен и мер воздействия на виновных по меркам военного времени и политики партии. Как известно, наиболее популярными мерами наказания за самые различные провинности были следующие: штрафной батальон, отбывание наказание в ИТЛ и расстрел. Например, опоздание из увольнения каралось штрафным батальоном, самоволка автоматически предполагала десять лет ИТЛ, это при наличии смягчающих обстоятельств. При отсутствии таковых самовольное отсутствие в части более двух часов считалось дезертирством, которое каралось расстрелом. Нет необходимости говорить о том, что о судьбе наказанных их родные знают лишь в редких случаях. В политдонесениях содержится описание фактов как положительного, так и отрицательного содержания. Здесь исследователь найдет и массу новых сведений об исключительном героизме (как ранее неизвестном нам, так и забытом сегодня), подробное описание тягот военного лихолетья. Равно как и случаи совершенно противоположного характера. Ценность этих документов состоит и в том, что они написаны нередко наивным, с учетом демонстрации политической сознательности и преданности политике партии, но совершенно откровенным, простым языком политруков невысокого ранга, зачастую недостаточно образованных. Часто такие документы представляют не только поисковую, но и большую литературную ценность. Иногда политдонесения можно встретить в совершенно неожиданных незакрытых фондах, которые комплектовали живые люди, порой недостаточно внимательные.
Топография.

Наряду с конспектированием документов важное значение имеет изучение и снятие копий карт и схем оперативной обстановки. Опытному исследователю и поисковику одна карта может дать информации не меньше, чем несколько конспектов. Карты и схемы полезно исследовать из разных фондов. Например, в тыловой службе можно встретить схемы рокадных дорог частей и соединений. Фонды санитарной службы помогут найти схемы с указанием мест дислокации госпиталей, медсанбатов и пунктов погребения умерших в медучреждениях. Архив разрешает копировать топографию на кальку. За установленную плату архив сделает по специальному заказу ксерокопии карт несекретного масштаба.
Наиболее удобна для изучения топография масштаба 1:50 000, хотя это не обязательный критерий. Карты такого и более крупного масштаба сохраняют гриф секретности, они доступны для исследования, но не копирования.

Служба тыла.

Много полезной информации дадут и фонды службы тыла. К ним относятся, как известно, многие службы, обеспечивающие жизнедеятельность, боеспособность и, соответственно, — успех передовых частей. Это санитарная служба, службы обеспечения продовольствием, вооружением, боеприпасами, материально-технической частью и строительством (инженерная служба) и т. д. Например, в фондах санитарной службы исследователь найдет координаты мест дислокации медицинских учреждений всех рангов, места погребения умерших от ран и болезней с указанием координат плановых погребений, их схемы и описание истории болезни или характера ранений умерших и другие сведения, важные для восстановления имен погребенных.
В документах инженерной службы можно найти дополнительные данные о строительстве рокадных дорог, инженерных укреплений, сооружений и заграждений.

ВВС

Наряду с фондами оперативного отдела в фондах инженерной службы ВВС также много полезной информации для поисковиков, занимающихся судьбой летчиков. А она напрямую связана с самолетом. Донесения о поступлении и убытии самолетов, о летных происшествиях и эвакуации с мест падения или вынужденной посадки поврежденных крылатых машин, акты их списания помогут создать очень полезный банк данных, способствующий установлению мест падения самолетов и судьбы их экипажей.
Обстоятельства гибели самолетов и личного состава, в основном, разделялись на две категории. Это боевые потери и потери в результате не боевых летных происшествий. В связи с тем, что судьба летчиков, как правило, остается неустановленной из категории не вернувшихся с боевого задания, для исследователя, в первую очередь, представляют интерес документы фондов оперативных отделов.
Уточнение сведений о судьбе военнослужащих.

Работа в картотеках учета безвозвратных потерь.
Другим направлением исследовательской работы является работа по уточнению и установлению судьбы военнослужащих. Она основана на работе в картотеках учета безвозвратных потерь и исследовании списков безвозвратных потерь.
Списочные донесения о безвозвратных потерях личного состава хранятся в фондах оперативного управления частей и соединений РККА. Донесение о безвозвратных потерях содержит следующие сведения о погибших и без вести пропавших:
ф.и.о.,
год рождения,
воинское звание,
должность,
национальность,
партийность,
место призыва,
место рождения,
адрес ближайшего родственника,
дата выбытия,
причина выбытия,
место погребения или место гибели.
Другой источник списков потерь существует в фондах Главного Управления Кадров (далее ГУК) РККА. Эти списки составлялись на основании донесений о потерях личного состава частей и соединений, независимо от места их дислокации.
В итоге образовалось два источника сведений о потерях личного состава — фонды ГУКа, где данные часто представлены в сокращенном или искаженном виде, и фонды полевого управления частей и соединений, где данные преимущественно являются первоисточниками и соответственно — более объективными и полными.
Однако, в целях установления имен погибших, перезахороненных в результате полевых поисковых работ предпочтительнее в первую очередь работать с фондами ГУКа.
Предпочтение ГУКовским фондам на первом этапе уточнения сведений следует отдавать по следующей причине: там есть номер входящего донесения, на основании которого сведения о военнослужащих занесены в картотеку. Входящий номер донесения является ключом и наиболее коротким путем к поиску исходного донесения, т.е. первоисточника — списка потерь конкретной части, где можно получить более подробные сведения, нежели чем в фондах ГУКа.
А номер входящего в ГУК донесения можно получить из персональной карточки в картотеке учета безвозвратных потерь.
Таким образом, последовательность в уточнении сведений о военнослужащем выглядит следующим образом:
запрос в картотеку учета безвозвратных потерь,
получение номера входного донесения в ГУК,
исследование списков безвозвратных потерь ГУКа,
исследование списков безвозвратных потерь частей и соединений.
Чтобы пополнить имеющиеся сведения о погибших или пропавших без вести, не выезжая в архив, необходимо составить и отправить в архив запрос. Для этого нужно заполнить персональные учетные карточки или анкеты-запросы. Не рекомендуется отправлять запрос в списочном виде. В связи с определенной спецификой, это усложнит работу делопроизводителей с вашей заявкой и увеличит сроки её исполнения. К индивидуальным карточкам прилагается заявление на имя начальника архива с просьбой об уточнении судьбы военнослужащих. Здесь же, наряду с другими сведениями, необходимо просить указать номер части, номер входящего донесения и его дату. Такая заявка отправляется почтой. По истечении какого-то времени (как правило, нескольких месяцев) архив её исполнит и вышлет ответ с положительным или отрицательным содержанием. Если сведений, предоставленных архивом, будет недостаточно, дополнить их можно, выполнив исследовательскую работу силами поискового представителя.
До поездки в архив вы можете отсортировать ответы архива и взять только те персональные карточки, которые нуждаются в дополнительной исследовательской работе. Это значительно сэкономит время и позволит выполнить исследовательские работы с документами других фондов¬.
Если поисковое формирование регулярно командирует для работы в архив своего исследователя, то уточнение сведений на интересующие персоналии лучше выполнить совместно с работниками архива. Для этого необходимо отдать заявку в производство, попросив руководство картотеки отобрать карточки по вашему списку и предоставить вам возможность самим выбрать нужную информацию. Архив не обязан допускать исследователей к работе в картотеке, поэтому такая форма сотрудничества может быть только на основании доверия к исследователю и его корректного поведения. Если в заявке указаны не полные данные на военнослужащего, несмотря на виртуозность в работе делопроизводителей архива, они не всегда выберут нужную карточку, а вернее, в этом случае архив даст отрицательный ответ, с отметкой на карточке — «м/д», т.е. мало данных представленных заявителем.
С такими персоналиями требуется работа подготовленного исследователя. Его подготовленность заключается в знании названий окрестных населенных пунктов, в том числе и ныне не существующих, времени событий и номера воинских частей, принимавших участие в этих событиях. Исследователю весьма полезно иметь по каждому бойцу и сведения из протокола эксгумации, которые могут быть решающими в определенных ситуациях. Именно участие подготовленного исследователя в выборе учетной карточки на военнослужащего с неполными исходными данными позволяет буквально спасти имя солдата.
Для наглядности приведем пример совместной работы с учетными карточками работников архива и поискового исследователя.
Из смертного медальона удалось прочитать только фамилию, имя и год рождения солдата, скажем, Петров Матвей, 1911 года рождения. Вследствие того, что в картотеке архива военнослужащих с такой фамилией и именем непременно будет учтено несколько десятков, то в ответе на запрос будет так же непременно присутствовать отметка «м/д» (мало данных). Даже если делопроизводитель отсортирует найденных Петровых Матвеев по году рождения, все равно их может быть несколько. А нам нужен только один. Вот теперь самое время применить знания поискового исследователя и данные протокола эксгумации.
Допустим, перед исследователем предстали три карточки с фамилией Петров Матвей. При этом один — Сидорович, другой — Егорович, третий — Иванович. Решаем задачу: который наш?
Петров Матвей Сидорович учтен в той части, которой никогда не было там, где найден погибший. Соответственно — Сидорович отпадает¬.
А двое других принимали участие в боевых действиях в том районе, где обнаружен медальон, но в разное время и в разных подразделениях. Назовем их 382 сд и 266 сд. По дате, указанной в карточке (скажем, январь 1942 г.), на момент гибели солдата 266 сд дислоцировалась далеко от того места, где были обнаружены останки. В этой дивизии учтен Матвей Егорович.
По информации же из протокола эксгумации мы знаем, что солдат погиб в зимнее время — был в валенках, и найден в районе деревни Мостки Чудовского района. По данным оперативных документов, в это время 382 сд вела боевые действия за дер. Мостки. Кроме того, исходя из данных оперативных документов (опер. сводки, топография), эта дивизия вела боевые действия именно там, где обнаружены останки солдата. Вывод — предпочтение следует отдать Петрову Матвею Ивановичу, погибшему в январе 1942 г. в составе 382 сд.
Это только один из множества вариантов, с которыми исследователь непременно будет иметь дело. В такой работе важны способность логического мышления, скрупулезность и знания. В затруднительных ситуациях, когда недостаточно дополнительных косвенных и прямых доказательств в установлении личности погибших, проявление безответственности неизбежно приведет к путанице и дезинформации. Поэтому поисковику не следует принимать решение без взвешенных и убедительных доказательств.
 
Донесения ГУКа.
Сведения, полученные в картотеке безвозвратных потерь, дополняют информацией из самого донесения, на основании которого была составлена карточка. Это необходимо, как минимум, по двум причинам. Первая — данные в карточке могут быть сокращены или искажены. Вторая — донесение, как правило, дает возможность получить сведения о других солдатах, погибших вместе с найденным бойцом, обнаруженных без медальонов.
Исходной информацией в поиске донесения служит его входящий номер, непременно присутствующий в карточке. Чтобы получить для исследования это донесение, необходимо заполнить по установленной форме требование на предоставление дел из фондов ГУКа, где следует отметить номера донесений, которые были указанны в картотеке. В этой части исследования важное значение имеет дата поступления донесения в ГУК.
Если донесение датировано послевоенным временем — это значит, что оно поступило не из воинской части, а из военкомата по месту мобилизации солдата. В этом случае дополнительные сведения установить представляется возможным весьма редко. Списки донесений составлялись военными комиссариатами на основании подворного опроса, проводимого в первые послевоенные годы, или на основании запросов самих родственников. Такая акция проводилась по директиве ГУКа, в связи с множеством запросов людей о судьбе ушедших на фронт и не вернувшихся близких и родных. В таких донесениях судьба военнослужащих одна — «пропал без вести», причем дата, когда солдат пропал, является весьма условной. В основном её происхождение — это год проведения опроса и ответы родственников работникам военкоматов на вопрос: «Когда было от него последнее известие?». Такими известиями были, в основном, письма или приветы через фронтовиков-односельчан. Не будет в донесении военкомата и номера части, т.к. сведений из части не поступало.
В донесении фонда ГУКа военного периода будет список безвозвратных потерь конкретной части за определенный период боевых действий. Этот список следует изучить и сопоставить с имеющимися данными результатов полевых поисковых работ по признакам даты гибели и погребения погибших, их количества. Если на месте обнаружения данного военнослужащего ранее неоднократно проводились поисковые работы или предполагаются долгосрочные плановые поисковые работы, список этого донесения правильнее будет выписать полностью, т.к. еще не раз возникнет необходимость к нему вернуться.

Донесения о безвозвратных потерях из фондов полевого управления.
Если данных недостаточно, но известен номер в/ч, уточнение сведений возможно по спискам потерь из фондов полевого управления.
Если в фондах полевого управления частей и соединений, интересующих исследователя, имеются списки безвозвратных потерь, их также есть смысл изучить. Они помогут собрать более конкретную информацию о количестве потерь и местах погребений убитых, нежели аналогичные сведения из оперативных документов — сводок и боевых донесений. Судя по формулировкам в графах «место гибели» и «место погребения», нередко можно делать определенные выводы о способе погребения. Такие сведения, в определенной мере, помогут в поиске на местах сражений. Например, если в списке будет указано, что убитые оставлены на поле боя, следовательно, в полевых поисковых работах необходимо будет сосредоточить внимание на «верховых». Формулировка «похоронен на поле боя» дает основание полагать, что убитые погребены по мелким воронкам непосредственно на передовой. В случаях, когда на целый ряд имен указано одно конкретное место погребения, есть основание полагать, что эти убитые собраны похоронной командой и погребены в одном месте или большими группами.
Глава 9. Поисковое делопроизводство.

0

11

Теория и практика поисковых работ. (5)

Установление и восстановление имен погибших военнослужащих.

В поисковой деятельности существуют термины «установление имен» и «восстановление имен». Важно различать, в каких случаях логично употреблять тот или иной термин.
Логика подсказывает, что устанавливаются имена неизвестных, каковыми в нашем случае являются военнослужащие, судьба которых не установлена, то есть, числящиеся по документам без вести пропавшими. Судьбу учтенных в каких-либо документах погибшими, независимо от формы и места их погребения, нельзя считать неизвестной, и поэтому их имена восстанавливаются.
Обнаруженные на местах поисковых работ находки из категории прямых доказательств, при условии их обнаружения с останками погибших, являются источниками информации для установления имен их владельцев. После получения подтверждающих данных из дополнительных источников о месте гибели и погребения военнослужащего, а если он пропал без вести — данных об обстоятельствах, при которых это произошло, и отсутствии сведений об иной судьбе, можно считать, что имя владельца находки установлено.
Восстановление имен погибших осуществляется на основе комплексных данных — прямых и косвенных доказательств, историко-архивных исследований и данных о результатах поисковых работ.
Пути восстановления имен погибших и установления судьбы военнослужащих можно условно разделить на две схемы:
а) места боевых действий — архив;
б) архив — места боевых действий — архив.
В первом случае исходной информацией служат находки, позволяющие установить имена их владельцев и являющиеся прямыми доказательствами для идентификации останков погибших военнослужащих. При этом в качестве дополнительных данных служат сведения из документов о результатах полевых поисковых работ, списки донесений о потерях и оперативные данные о ходе и результатах боевых действий.
Итогом уточнения сведений по находкам, историко-архивных исследований и анализа результатов поисковых работ может быть так называемое списочное восстановление имен. Его основа — списки безвозвратных потерь воинских частей, являющиеся документальным подтверждением судьбы военнослужащих. Судьбу восстановленных имен по списочному принципу необходимо дополнительно уточнять по другим источникам. Это связано с тем, что даже в списки погибших (не говоря о пропавших без вести) военнослужащие попадали ошибочно. Известен случай, когда солдат трижды ошибочно попадал в списки погибших.
Во втором случае исходной информацией в установлении судьбы военнослужащих могут служить результаты архивных исследований, а именно — сведения оперативных документов о ходе боевых действий и цифровые данные о количестве безвозвратных потерь частей и соединений, а также имеющиеся списки безвозвратных потерь. Такие данные, в первую очередь, служат основанием для выполнения поисковых работ на конкретных местах боевых действий. После проведения полевых поисковых работ и получения сведений по находкам дальнейшая работа выполняется по схеме первого варианта.
Для наглядности приведем условные примеры и последовательность списочного восстановления имен военнослужащих.
Допустим, имеются исходные данные, полученные из смертного медальона на имя красноармейца Сидорова Ивана Ивановича.
В картотеке безвозвратных потерь рядового и сержантского состава уточняются дополнительные данные о нем, и на основе входящего номера донесения исследуется сам список донесения. В нем находим сведения о том, что рядовой Сидоров Иван Иванович, стрелок 3 батальона, 946 стрелкового полка 123 стрелковой дивизии, убит и погребен на поле боя 10 мая 1942 года в квадрате (45 12) севернее дер. Воздвиженка. В этом же донесении значатся погребенными вместе с ним ещё 78 человек из той же части. В имеющемся протоколе эксгумации, составленном поисковиками, указано, что останки данного военнослужащего эксгумированы из воронки, расположенной на месте, совпадающем с указанными в документе координатами, а с ним ещё останки 77 человек. Оперативные донесения 123 сд содержат сведения об её участии в боевых действиях в этом районе. Вывод: имена всех погребенных в военное время и эксгумированных поисковиками военнослужащих восстановлены и подлежат переучету по месту их погребения, т.е. перезахоронения.
В итоге, после таких исследований цифровое совпадение в протоколах эксгумации и списках погребенных весьма редко, хотя не исключено. Как правило, эти цифры имеют расхождение в большую или меньшую сторону. Поэтому в каждом конкретном случае, делая определенные выводы, важно учитывать все имеющиеся данные и при необходимости пополнять их из различных источников. Например, в списке указано значительно большее число убитых и погребенных, нежели эксгумировано по сведениям протокола. В таком случае необходимо изучить данные других протоколов. Возможно, в другое время рядом проводились эксгумационные работы, и медальонов обнаружено не было. Если таких сведений нет, очевидно, что это повод для проведения дополнительных поисковых работ.
Возможно, в протоколе окажется большее число эксгумированных, чем в списке погребенных. Следовательно, необходимо дополнительное исследование документов о ходе боевых действий и потерях этой же или другой части за другой период времени.
Весьма важно в такой работе удержаться от соблазна принять желаемое за действительное, руководствоваться только фактами, опираясь на чувство логики и аналитическое мышление.
После проведения цепочки мероприятий в уточнении судеб солдат, при наличии достаточного количества веских и убедительных данных, необходимо их изложить в документе, именуемом мотивировочным актом, который послужит основанием для переучета сведений о месте их погребения.
Установление владельцев боевых наград и удостоверений личности.
К числу находок, позволяющих установить имя их владельцев, относятся ордена и медали, принадлежащие к категории боевых. Все боевые награды подлежат строгому учету, поэтому всегда имели свою нумерацию и выдавались вместе с удостоверением. Юбилейные и памятные медали, например «20 лет РККА», за оборону городов и т.д., в основном, не нумеровались, так как эти медали не давали их владельцам каких-либо льгот, и учету не подлежали. В связи с этим по архивным данным можно установить владельца только боевой награды. А именно — всех орденов и медалей «За отвагу» и «За боевые заслуги». Для этого необходимо исследовать документы из фондов наградного отдела ЦАМО РФ. Эту работу могут выполнить как поисковые представители, так и работники архива на основании заявки по установленной форме. После установления владельца награды в картотеках учета безвозвратных потерь уточняют его судьбу.
В ЦАМО РФ хранятся документы с начала Великой Отечественной войны, поэтому для установления владельца боевой награды, врученной до начала войны, следует обращаться в РГВА (ЦГАСА).
В случае наличия другой находки в качестве источника исходной информации, которой может быть любое удостоверение личности или свидетельство об образовании, партийный или комсомольский билет, свидетельство об окончании учебного заведения и т.д., для установления их владельцев необходимо обращаться в архив соответствующего ведомства, т.е. выдавшего документ. В таких случаях, при невозможности прочтения данных о владельце документа, исходной информацией может служить регистрационный номер документа.
По другим вопросам, не связанным с ведением боевых действий сухопутных войск и авиации в период Великой Отечественной войны, также необходимо обращаться в соответствующие архивы.
Список архивов см. в приложениях.
Источники уточнения сведений о судьбе военнослужащих.
Наиболее эффективными источниками для уточнения сведений о военнослужащих и их судьбе, кроме архивов, являются их родственники. Поскольку родственников погибших найти не всегда представляется возможным, запрашивают военкоматы по месту мобилизации или местную администрацию. При написании запроса в военкомат, для того, чтобы он не затерялся в кабинетах райвоенкомата, рекомендуется использовать «антибюрократический маневр» — запрос следует высылать на имя областного военкома, он перешлет запрос райвоенкому, для которого не ответить на запрос будет невыполнением приказа. А выполнение приказа для военного, как известно, — святой долг.
Еще одним источником является Книга памяти. Следует иметь ввиду, что, несмотря на оперативность уточнения сведений по Книге памяти, если таковая есть под рукой, этот источник является наименее объективным. Это связано с тем, что банк данных для издания книги часто накапливался случайными людьми, не заинтересованными в качестве сведений, полученные данные не уточнялись, в результате многократного переписывания искажались, а при создании банка данных для издания книги — умышленно сокращались.
Документирование и учет выполненной работы.
Результаты полевых поисковых работ отражают в соответствующих случаю, ниже рассматриваемых документах.

Итоги проведения поисковых работ. В дополнение к стандартному пакету документов, констатирующих или отражающих конкретные факты, по окончанию полевых поисковых работ, независимо от итогов поиска — обнаружены ли захоронения любого вида или это был разведывательный поход, в любом случае полезно составить документ, в котором были бы отражены не только факты обнаруженного и увиденного, но и какие-то собственные замечания, выводы — все, что автор составляемого документа посчитает нужным изложить. Не принципиально, как будет назван этот документ, — акт о проведении поисковых работ, отчет ли, рапорт, записки поисковика или как-то иначе. Известно, что любой документ с названием «отчет» или имеющий характер отчетности часто коробит самолюбие и вызывает чувство протеста у поисковика. Поэтому важно чтобы поисковая братия понимала, для чего и кому нужна вся эта бумажная волокита.
Так, например, при налаживании системы учета выполненных полевых поисковых работ автор этих строк один из документов опрометчиво назвал «Отчетом о проведении поисковых работ». Задуман был этот документ для ведения учета исследованных поисковых районов, анализа качества и объема выполненных поисковых работ, планирования мест проведения последующих экспедиций. Непродуманное название этого документа привело к некоторым негативным последствиям. В Великом Новгороде штабистами экспедиции «Долина» значение этого документа было воспринято в буквальном смысле, и для поисковых отрядов отчет был введен как обязательный документ, в качестве самой обыкновенной бюрократической отчетности о деятельности отряда. В итоге он стал своего рода кнутом и пряником, вызывая определенный, явный или скрытый, протест у поисковиков.
Смысл такого документа состоит в том, чтобы сохранилась информация, которая в будущем может оказаться полезной и даже весьма ценной как членам этой же команды, так и кому-то другому. Со временем увиденное на месте работ забывается, в особенности, детали и подробности, сопутствующие проведенной экспедиции. Пройдет время, но документ поможет «вспомнить», а молодежь, пришедшая на смену, сможет просто прочесть, в каком районе и что было найдено, как выглядит эта местность, какие следы войны сохранила земля. Ведение таких записей может быть полезным головному объединению для расстановки сил поисковых формирований при организации поисковых работ, системном и качественном их выполнении на конкретной территории. Кроме того, это еще и история. История деятельности поискового движения и продолжение истории войны. И в конечном итоге — история России.
Протоколы обследования захоронения составляются при обнаружении неучтенных и заброшенных захоронений. Обследование обнаруженных захоронений осуществляется с целью установления классификации, границ, ориентировочного количества погребенных, их принадлежности к вооруженным силам. В протоколе указывается дата, место проведения обследования, состояние на момент обнаружения, краткое описание местности, сведения об авторах выполнения работ и другие информативные факты. Обследование захоронения выполняется в случаях, когда не предполагаются немедленные работы, связанные с перезахоронением. В случаях, позволяющих выполнение незамедлительных работ с целью перезахоронения (плановые полевые поисковые работы), составление протокола обследования необязательно, т.к. все сопутствующие и обнаруженные факты будут отражены в протоколе эксгумации и в приложении к протоколу с описанием проведения эксгумационных работ.
Вскрытие захоронений, независимо от классификации, без последующей эксгумации погребенных, должно сопровождаться актом начала и завершения вскрытия захоронения. В акте указываются место расположения захоронения, сроки выполнения работ и обоснование необходимости вскрытия. Акт начала и окончания вскрытия захоронения является приложением к протоколу, отражающему результаты выполненных работ. Основанием для вскрытия захоронения, как правило, является необходимость опознания личности погребенных, установление границ захоронения и количества погребенных.
Протокол эксгумации является документом, констатирующим факт эксгумации останков погребенных. Процесс вскрытия захоронения и эксгумации останков сопровождается описанием сопутствующих и открывшихся фактов и обстоятельств.
Протоколирование обнаруженных фактов при вскрытии захоронения нередко имеет существенное значение в сопоставлении и анализе дополнительных данных из архивных и других источников и, как следствие, в установлении имен эксгумированных и перезахороненных останков погибших.
В связи с тем, что в поисковой практике существует ряд проблем относительно составления этого документа, остановимся на нем подробнее.
Одна из проблем обусловлена непониманием необходимости его составления. Другая — затруднением поисковиков при его составлении, а третья — существованием различных вариантов форм протоколов, разработанных поисковиками, что создает путаницу в предъявляемых к составлению требований и, как следствие, приводит к небрежности при составлении документа.
Важнейшим условием составления этого документа является отражение в нем только фактов, недопустимы умозаключения, основанные на догадках и предположениях, какими бы логичными они не казались.
К каждому случаю составления протокола прилагается подробная схема или план с указанием координат места расположения объекта. При работе на плановых захоронениях, кроме общей схемы, составляется подробный план с описанием результатов вскрытия и особенностей каждой могилы. Если захоронение групповое, важным является описание места расположения каждого погребенного, повреждений костей скелета и обнаруженных личных и иных предметов. Такая скрупулезность нередко дает возможность персонального опознания погибших.
В связи с тем, что эксгумация останков из различных захоронений имеет свои особенности, протоколы также имеют некоторые различия и соответственно, формы составления. Так, например, сведения об эксгумации одиночного захоронения, как правило, можно разместить на одном листе стандартного бланка. Выполнение работ на групповых захоронениях требует более подробного и содержательного описания в виде приложений к протоколу.
Для опознания личности погребенных важны все обнаруженные факты, даже на первый взгляд кажущиеся несущественными. К числу наиболее важных относятся сведения, являющиеся прямыми доказательствами в установлении личности, — удостоверения, смертные медальоны и боевые награды. К числу важных сведений относятся и находки, свидетельствующие о принадлежности останков погибших к Советской армии или армии бывшего противника.
Несмотря на тщательность выполнения земляных работ и составления учетных документов, не следует приравнивать нашу работу к судебно-медицинской криминалистике, чем порой увлекаются особо дотошные поисковики. Поисковая работа и уголовное расследование, несмотря на некоторую схожесть, имеют существенные различия. В нашей работе, безусловно, должны присутствовать элементы скрупулезности судебно-медицинской криминалистики и археологии, но, как и везде, с чувством меры и логической целесообразности.
Не все знают, в какой ситуации и насколько подробно следует указывать состояние костных останков, наличие и отсутствие фрагментов скелета, характер повреждений костей, их анатомических или патологических особенностей, и какую пользу могут принести описание таких фактов. Особенно подобные подробности могут оказать помощь в установлении имен погибших в случаях, если останки были перезахоронены из плановых погребений, выполненных персоналом мед. учреждений, где данные на погибших и умерших от ран или болезней, их истории болезни, характер ранений, конкретное место погребения (вплоть до указания ряда и места расположения в могиле, если она братская) фиксировались в соответствующих документах, ныне хранящихся в архивных фондах. С помощью таких совокупных данных удается восстановить имена погибших персонально даже при отсутствии смертных медальонов.
А вот подробности о состоянии костных останков совершенно бесполезны в отношении к погибшим, найденным на поле боя — «верховым». Здесь более важны сведения о фрагментах обмундирования, вооружения. Вид обмундирования (зимнее или летнее) помогут сделать вывод о приблизительном, а иногда и довольно точном, времени событий, при которых найденные погибшие были убиты. Эти сведения помогают в установлении номера части или соединения, понесшего в данном месте потери, устанавливать не только общее количество потерь конкретной части, но и персональные сведения о погибших.
Наряду с тщательностью указания сведений важно также не перегружать документ излишними данными, не несущими необходимой информации. Анализируя стандартные бланки протоколов, разработанных поисковиками, можно сделать вывод, что этим мы все же увлекаемся. Так, например, один из пакетов документов, созданный на основе немецких, предусматривает к протоколу эксгумации обязательное составление индивидуальной карты эксгумации на каждого погребенного. Карта содержит схематичное изображение скелета человека, где надлежит зачеркнуть те кости, которые обнаружены в ходе зачистки и эксгумации останков. В итоге, поисковиков сбивает с толку то обстоятельство, что нужно вычеркивать именно те кости или части скелета, которые были обнаружены. Возможно, для немецкого менталитета это вполне обоснованно, но для русского — более логично зачеркнуть то, чего нет. Задумывалось это с тем, чтобы контролировать тщательность проведенной работы, объективно вести подсчет найденных останков, избавляя заполняющего документ от перечисления всех костей.

Отсутствие части обнаруженного скелета может объясняться по многим причинам. Причиной тому могут быть и нерадивость поисковика, выполнившего кое-как зачистку грунта, и обстоятельства гибели человека, останки могли просто разложиться под влиянием природы, и многие другие факторы. Так или иначе, этот пакет документов предусматривает составление нескольких документов, по большому счету дублирующих друг друга. Практика показала несостоятельность таких требований и привела к тому, что карту эксгумации (индивидуальное приложение) заполняют только в случаях обнаружения находки, позволяющей установить имя её владельца. Кроме того, заполнение индивидуального приложения на каждого эксгумированного, независимо от класса захоронения, требует такого количества бумаги, какое далеко не каждый отряд имеет возможность иметь. В экспедиционных условиях он весьма обременителен и не практичен в обработке данных. Весьма сомнительно также, что непомерной бумажной волокитой можно добиться от нерадивого или неопытного поисковика качественной и добросовестной работы.
Составление такой карты бессмысленно по отношению к «верховым», но совершенно необходимо в ходе эксгумационных работ на плановых и боевых братских захоронениях, где на основе архивных данных реальна персональная идентификация погребенных, независимо от наличия и характера находок. Каждый документ должен содержать только данные, отражающие факты выполненной работы и сведения, реально применимые к восстановлению имен погибших.
Акт о захоронении констатирует факт состоявшегося погребения. Документ составляется ответственной организацией по выполнению церемонии погребения. По утвердившейся практике, акт о захоронении составляет головное поисковое формирование и заверяет местной администрацией и военным комиссариатом, что вполне логично и обоснованно. В документе указывается дата, место выполнения погребения, координаты проведения поисковых работ, количество погребенных, кем и какими силами выполнялись поисковые и эксгумационные работы. К акту о захоронении прилагается список установленных на момент погребения имен военнослужащих, указывается количество и наименование находок, являющихся прямыми доказательствами в установлении имен их владельцев. В акте делается ссылка на возможное установление в последующем других имен и дополнение списка установленных имен на момент погребения, приложениями номер два и три.
Известно, что далеко не все медальоны удается прочесть и расшифровать к моменту церемонии погребения, и требуется порой длительная и кропотливая работа для восстановления и уточнения дополнительных сведений о погибших. К первому списку акта о захоронении, если были установлены имена погибших, позднее может прибавиться еще один или два списка установленных имен. Вторым приложением будет список имен, дополнительно составленный по результатам проведенных работ с непрочитанными на момент захоронения медальонами. По итогам исследовательских работ, на основании историко-архивных сведений и анализа имеющихся документов о ранее выполненных поисковых работах дополнительно составляется приложение номер три.
Мотивировочный акт. Составляя мотивировочный акт, опираются на прямые и косвенные доказательства в установлении имен погибших военнослужащих.
Как уже отмечалось, прямыми доказательствами следует считать находки, удостоверяющие личность.
В качестве косвенных доказательств приоритет отдают документам частей и соединений из фондов различных архивов. В связи с тем, что подавляющее большинство документов о ходе Великой отечественной войны находятся в фондах Центрального архива министерства обороны РФ, исследования проводят в основном в этом архиве. В мотивировочном акте излагают документальные подтверждения о фактах и событиях, свидетельствующих о судьбе конкретной группы военнослужащих. Такими документами могут быть Журналы боевых действий, оперативные сводки, боевые приказы и донесения, списки безвозвратных потерь, наградные документы, картотеки учета и потерь личного состава.
В составляемом документе в обязательном порядке ссылаются на источники приводимых данных.
Убедительными косвенными доказательствами могут быть данные свидетельских показаний очевидцев событий, старожилов мест, о которых идет речь, и т. д.
Непременным дополнением сведений различных источников должны быть данные протоколов эксгумации, являющиеся логическим подтверждением всех других данных. Например, если в протоколе эксгумации говорится что все эксгумированные были в зимнем обмундировании, то речь может идти только об этом периоде времени. О более конкретных доказательствах могут свидетельствовать самые различные конкретные данные.
К документу прилагается список имен, предлагаемых для их переучета по месту погребения.
Мотивировочный акт со всеми необходимыми приложениями представляется на утверждение заинтересованным ведомствам — военкомату и местной администрации.
Заверенный подписями этих учреждений пакет документов передается заинтересованным ведомствам для учета или внесения поправок в учетные данные о погибших.
Мотивировочный акт со списком имен может быть использован в качестве приложения № 3 к конкретному акту о захоронении.
Акт приема-передачи находок. Обнаруженные в ходе поисковых работ находки, представляющие ценность как прямые доказательства в установлении или восстановлении имен военнослужащих, а также историческую ценность, нередко есть необходимость передать для реставрации или на хранение кому-либо из специалистов в соответствующей области знаний. Довольно часто передающий и принимающий знакомы лично, и процедура приема-передачи происходит без формальностей и составления необходимых документов. Доверие в поисковой среде — дело привычное, и это по большому счету неплохо. Но, когда речь идет о значимых находках, иногда желательно все же соблюсти бюрократическую формальность в составлении акта приема-передачи находки. Это повысит ответственность сторон за сохранность находки.
Также, в обязательном порядке, следует составлять этот документ при передаче правоохранительным органам ВОП и того, что считается стрелковым оружием. В этом случае, при определенных обстоятельствах, документ упростит или облегчит общение с представителями правоохранительных органов и избавит от неприятных моментов.
Акт составляется в двух экземплярах на бланке или в произвольной форме и закрепляется подписями сторон.
Порядок учета и переучета сведений о погибших:
Восстановленные и установленные имена погибших и установленные судьбы пропавших без вести требуют переучета открывшихся данных в соответствующих документах заинтересованных государственных ведомств. Применительно к результатам поисковой деятельности переучету подлежат сведения о судьбе военнослужащих, ранее считавшихся пропавшими без вести. Применительно к изначально учтенным убитыми переучету подлежат данные о месте погребения. Все вновь открывшиеся данные регистрируются в следующих государственных учреждениях: ЦАМО РФ, военных комиссариатах по месту мобилизации и гибели и местных администрациях. С этой целью, в необходимом количестве экземпляров, составляются акты о захоронении, констатирующие факт состоявшегося погребения, к которым прилагаются списки восстановленных имен № 1, 2, 3.
Порядок предоставления документов выполняется в соответствии с заранее согласованным между заинтересованными инстанциями порядком или в соответствии с официально установленными правилами.
Банк данных.
Поисковое делопроизводство предполагает накопление множества данных о результатах поисковых работ, сведений о военнослужащих и справочных материалов.
Выполнение эффективной обработки такой массы документов «вручную» практически невозможно. Создание компьютерного банка данных — непременное условие крупного поискового формирования, в особенности ранга головного объединения. Компьютерный банк данных без труда поможет отыскать необходимую информацию, получить справку, отсортировать данные по желаемому критерию и в необходимой последовательности. Собственно, сегодня уже нет необходимости говорить обо всех преимуществах компьютера (даже простенького) перед авторучкой и простым листом бумаги. Но есть смысл сказать о том, что, приступая к созданию базы данных, вначале стоит хорошо продумать ее структуру, организацию накопления и возможности последующей обработки данных.
Увековечение памяти о погибших.
Увековечение памяти погибших является конечным результатом всех мероприятий, имеющих отношение к поисковой деятельности.
Статья 2. ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА от 14 января 1993 года № 4292-1 «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества» гласит, что основными формами увековечения памяти погибших при защите Отечества являются:
сохранение и благоустройство воинских захоронений, установка надгробий, памятников, стел, обелисков, других мемориальных сооружений и объектов, увековечивающих память погибших;
сохранение и обустройство отдельных территорий, исторически связанных с подвигами погибших при защите Отечества;
занесение фамилий погибших при защите Отечества и других сведений о них в Книгу Памяти;
создание мемориальных музеев, организация выставок, сооружение на местах боевых действий памятных знаков;
публикации в средствах массовой информации материалов о погибших при защите Отечества, создание произведений искусства и литературы, посвященных их подвигам;
присвоение фамилий и имен погибших при защите Отечества населенным пунктам, улицам и площадям, физико-географическим объектам, предприятиям, учреждениям, в том числе образовательным, организациям, воинским частям, кораблям и судам;
установление памятных дат и Всероссийского дня Памяти.
По решению органов государственной власти и общественных объединений могут осуществляться и другие мероприятия по увековечению памяти погибших при защите Отечества.
Как известно, наиболее распространенной традицией для увековечения памяти погибших является занесение фамилий погибших при защите Отечества на надгробия их могил. Традиция эта укоренилась (потому что ничего лучшего придумать нельзя) на всей планете. К сожалению, российским законом это не предписывается. К великому прискорбию, многие могилы защитников наших сегодня остаются безымянными. Обычно в оправдание тому приводят экономические причины. Но главной причиной, вероятно, является равнодушие. И преодолевать это — еще одна задача поисковиков.
Часть 3. Туристическая подготовка поисковика.
Глава 11. Быт в полевых условиях.

Обустройство лагеря.

До начала строительства лагеря необходимо выбрать подходящее место, отвечающее условиям автономного существования.

Выбирая место для лагеря, учитывают необходимость соблюдения санитарно-гигиенических условий. Поблизости должна быть вода не только для хозяйственных нужд, но и пригодная для приготовления пищи. Лучшим местом для лагеря может стать берег ручья или речки. Известно, что нередко приходится идти на компромисс, предпочитая берег речки близости к непосредственному месту поисковых работ. В таких случаях подыскивают воронку покрупнее, с чистой водой, не заросшую моховой шапкой, без неприятного запаха и привкуса. Застоявшуюся воду, в особенности, в осенний период, когда она насыщена множеством микроорганизмов, в пищу употреблять нельзя.

Устраивая бивуак на берегу ручья или речки, не лишним будет поинтересоваться, нет ли выше по течению каких-либо промышленных или сельскохозяйственных объектов. Наличие таковых может привести к отравлению всей команды. Если речка берет начало из мохового болота, такая вода неопасна, а напротив, даже полезна — она отфильтрована, настояна на множестве трав и приятная на вкус. Незнающих людей она отпугивает или настораживает своим коричневатым цветом, напоминающим чай. Известно, что в старые времена мореходы, отправляясь в дальние походы, в качестве питьевой воды брали запасы именно из болотных источников. Такая вода долго сохраняет хороший вкус.

Для строительства лагеря, обеспечивающего относительно комфортное существование, необходим соответствующий набор материалов и инструмента. Ниже приводится ориентировочный список необходимого снаряжения для обустройства лагеря.

Материал для навеса: полиэтилен, брезент, парашют. Их площадь берется произвольно или из расчета на количество человек в команде.

Пила: ручная или бензиновая — для строительных работ и заготовки дров.

Инструменты и приспособления для приготовления пищи: крючки для подвешивания котлов, ведра для холодной воды.

Топор: для заготовки дров и строительных работ, на большую команду лучше иметь два топора.

Моток капроновой веревки: для крепления конструкций и сушки белья.

В длительных экспедициях поисковые отряды и группы обустраивают свой быт каждый по-своему, в зависимости от технической оснащенности, местных условий и индивидуальных предпочтений. Одни придерживаются определенных традиций, другие обживаются основательно, по всем туристическим правилам, а третьи — не придерживаются никаких традиций и правил, обживаясь, как придется.

Существуют различные виды устройства лагерей на несколько палаток. Назовем их условно: лагерь «по-военному», «демократичный», «уютный» и «цыганский».

Опустим обустройство лагеря «по-военному», где главное условие — все должно быть ровно и в ряд, но остановимся на описании остальных.

«Демократичный» — наиболее распространенный и излюбленный, как у туристов, так и поисковиков, способ размещения палаток, которые устанавливаются на облюбованных местах вокруг общего костровища и на некотором удалении друг от друга. Общественным местом в таком лагере является место у костра, где все принимают пищу, поют песни, общаются, сушат одежду. А палатки — это место уединения, где можно расслабиться, отдохнуть, не обращая внимания на тех, кто еще хочет пообщаться, порезвиться.

Обычно над костром натягивают тент из любого имеющегося полотна. Наиболее часто используют полиэтиленовую пленку, предварительно смастерив для опоры жердевой навес. Некоторые счастливчики для навеса умудряются раздобыть парашют. Нужно только вкопать шест подлиннее, предварительно накинув на него купол, по периметру положить три-четыре бревна в качестве сидений — и бивуак готов.
Отличие «цыганского» от «демократичного» обустройства лагеря состоит в том, что цыгане более независимы по отношению друг к другу и устраивают несколько костровищ, объединяясь семьями, а поисковики — с наиболее близкими по интересам друзьями, при этом по отношению к остальным оставаясь номинальными членами команды.

«Уютный» способ обустройства подсмотрен автором у казанских поисковиков, испробован в своем отряде и принят в качестве наиболее практичного и удобного. Основное его отличие состоит в том, что здесь, условно говоря, получается дом, где вся команда находится под одной крышей. В таком лагере действительно чувствуешь себя уютно. Здесь вся команда всегда вместе, что делает её дружнее. Плохо и неуютно в таком лагере тому, кто не имеет «тормозов», свои прихоти и желания ставит выше интересов других. Поскольку здесь над головой всегда есть крыша, можно в любую погоду переодеться, просушить одежду, просто сидеть и общаться у костра, которому не страшен дождь и ветер, палатки всегда под укрытием.

Устраивается такой лагерь следующим образом. Выбирается полянка посуше. Желательно, чтобы в центре было два дерева на таком расстоянии друг от друга, какой длины потребуется делать навес. Его длина рассчитывается по количеству палаток, которые предстоит поставить в два ряда. Необходимо учесть и место для вещей и имущества, которые тоже должны быть под укрытием. Самым ловким предстоит укрепить на этих деревьях подручными средствами повыше да покрепче длинную жердь — центральную перекладину, служащую коньком для навеса. Другая перекладина (потоньше) крепится пониже на тех же деревьях и используется для сушки одежды, копчения мясных продуктов (под ней находится костер) и других целей. Вторую перекладину может заменить туго натянутая веревка.

Прямо под ней выкапывается прямоугольное углубление на штык лопаты, вынимаемый грунт укладывается по краю ямки, как бруствер. Это будет костровище. Устроенное таким образом, оно удобно тем, что горящие поленья никогда не раскатятся дальше ожидаемого расстояния, земляной бруствер не позволит гореть траве, а рогатины для костровой перекладины не надо будет делать высокими, что обеспечивает их устойчивость. Кроме всего, по окончании экспедиции костровище несложно будет засыпать, и таким образом позаботиться об окружающей среде.
Но вернемся к строительству. По обеим сторонам перекладины на расстоянии 1–1,5 метра от костровища устраивают два параллельных бревенчатых настила из так называемых сорных пород дерева. Лес для этих целей рубят в густых его участках, где стволы достаточно высокие и не толстые. Выборочная вырубка будет способствовать просветлению леса, что не повредит ему, а напротив, создаст комфортные условия для его роста. Срубленные стволы распиливаются на бревна длиной, равной длине палатки, с запасом в 0,5 метра, и настилаются на несколько поперечин. Поперечины служат для обеспечения воздушного зазора между настилом и грунтом и помогают избежать хлопот, связанных с неровностями поверхности земли. Длина настила зависит от количества устанавливаемых палаток в каждом ряду. Бревна для настила с успехом заменят жерди, прогибаемость которых устраняется дополнительными поперечинами. Крона срубленных деревьев в виде тонких веток пойдет на подстилку под палатку. Подстилка устранит неровности бревенчатого настила, защитит от поддува ветра и создаст мягкую подушку, обеспечив относительный комфорт. Палатку устанавливают по заднему обрезу настила входом в сторону костровища. Свободное пространство оставленного запаса настила будет служить в качестве сидения.

Оставшиеся от строительства ветки также пойдут в дело — через несколько дней они подсохнут и пригодятся на дрова. Да и в сыром виде они будут кстати, когда прохладными вечерами за беседой у костра будет лениво часто подбрасывать сухие поленья, которые прогорают быстро, с высоким пламенем. А сырые горят долго, их дым будет отгонять мошку и комарье.

После укладки настила изготавливается жердевой каркас по форме теплицы. Жерди крепятся с помощью гвоздей или кусков веревки. Каркас закрывается полиэтиленовой пленкой. В зависимости от имеющегося в вашем распоряжении ее количества, можно закрыть боковые и даже торцевые стенки. Перед натягиванием пленки на «крышу» необходимо принять меры для того, чтобы полиэтилен не провисал. Для этого делается жердевая обрешетка, т.е. укладываются жерди от конька до нижней перекладины. Жердевую обрешетку крыши с успехом заменит длинная бельевая веревка или шпагат. Чтобы полиэтилен не трепало ветром, сверху можно прижать его несколькими жердями.

Для строительства такого лагеря хорошо иметь бензопилу, она ускорит изготовление настила. При отсутствии пилы необходимо иметь хороший топор (лучше два) и человека, имеющего навык держать его в руках. Безусловно, потребуется вкопать несколько столбов при строительстве каркаса. Здесь выручит и облегчит работу бур, о котором говорилось в главе о рабочем инструменте. Занятие это требует некоторых усилий и затрат времени, но это с лихвой окупится потом, в особенности, при неблагоприятных погодных условиях.

Баня.

Если экспедиция достаточно продолжительная, отряду существенно облегчит жизнь и доставит удовольствие сооружение бани, в особенности, за это будет благодарен женский состав. Баню соорудить несложно, имея под рукой старую вместительную палатку или достаточное количество простой полиэтиленовой пленки. Подойдет и любой другой материал, способный какое-то время задерживать и сохранять тепло. Сначала сооружается жердевой каркас или шалаш, по размерам достаточный для размещения 1–3 человек, пары ведер и места для каменки. Каркас накрывают имеющимся материалом. Для каменки собирают побольше камней, таких размеров, чтобы можно было переносить их раскаленными на лопате. Выбирают камни только плотные, без трещин и известковых вкраплений. Внутри каркаса камни складываются кольцом, а в кольце разводится костер, который необходимо поддерживать несколько часов. Когда камни хорошо прогреются, желательно докрасна, каркас накрывают имеющимся материалом. Баня готова. Воду для мытья предварительно греют в ведрах на костре. Не забывайте, для пара нужно плескать на камни исключительно горячую воду и маленькими порциями. От этого зависит количество выделяемого пара, ваша безопасность и скорость остывания каменки. От резкого охлаждения камни могут стрелять и поранить осколками. Веник для парения предпочтительно делать из тонких веток любых лиственных пород дерева — дуба, березы.

При обустройстве лагеря необходимо также позаботиться и о других санитарно-гигиенических требованиях.

В стороне от источника пищевой воды необходимо выкопать яму и построить импровизированный туалет. При этом важно учесть преимущественное направление ветра.

Также необходимо позаботиться и об окружающей среде. Чтобы не оставлять после себя неприглядный вид, не поленитесь выкопать яму для пищевых отходов и несжигаемого мусора. Все что горит, лучше сжечь в костре, консервные банки до отправки в мусор желательно обжечь в костре. Обжигая защитный противокоррозионный слой консервных банок, вы значительно сократите время полного окисления и разложения жести.

Не разбрасывайте и не оставляйте после себя мусор. Берегите природу!

http://otechestvo.ipian.kazan.ru/izdat/book06/main.htm

0

12

Сохранение традиции – это не сбережение пепла, а поддержание огня



Мы идем по земле, политой кровью.

Мы идем по земле, переполненной болью.

А вокруг тишина, сердце бьется тревожно.

Рядом с нами – война. Разве это возможно?

У мальчишек глаза вдруг становятся строже.

И скупая слеза, что любых слез дороже.

На поляне с тобой нам назначили встречу,

Те, кто вел этот бой, и остался в нем вечно.

"Только где вы, родные?". Мы-то знаем, что рядом…

Это чувство знакомо поисковым отрядам.

Щуп сжимает рука, на него вся надежда.

В синеве облака проплывают как прежде.

Вновь на сердце тревога.

Вновь за память борьба.

Поиск – это дорога.

Поиск – это судьба.

0

13

Положение о порядке организации и проведения поисковых работ в местах боевых действий и порядке использования объектов, обнаруженных в ходе поисковых работ на территории Республики Карелия

УТВЕРЖДЕНО
Постановлением Председателя
Правительства Республики Карелия
От 28 июня 1999 г. N 339
1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

1. Положение о порядке организации и проведения поисковых работ в местах боевых действий и порядке пользования объектов, обнаруженных в ходе поисковых работ на территории Республики Карелия (далее - Положение) разработано в целях упорядочения деятельности по увековечению памяти погибших при защите Отечества, а также обеспечения сохранности и использования материальных объектов, обнаруженных в местах боевых действий и являющихся частью исторического наследия народов Республики Карелия, в соответствии с Законом Российской Федерации "Об увековечении памяти погибших при защите Отечества", иными законодательными актами Российской Федерации и Республики Карелия.

Положение определяет порядок осуществления следующей деятельности на территории Республики Карелия:

организации и проведения поисковых работ по выявлению неизвестных воинских захоронений и непогребенных останков погибших в ходе военных действий, а также остатков воздушных и речных судов, образцов старой военной техники и вооружения и иных материальных объектов в местах боевых действий;
захоронения (перезахоронения) останков погибших в ходе военных действий;
учёта, сохранения, консервации, реставрации, восстановления, использования материальных объектов, обнаруженных в местах боевых действий.
2. Функции по организации и проведению поисковых работ, захоронению (перезахоронению) останков погибших, а также использованию и распоряжению материальными объектами, обнаруженными в ходе проведения поисковых работ, осуществляют органы государственного управления Российской Федерации и Республики Карелия, органы местного самоуправления Республики Карелия, а также общественные объединения в объёме прав и обязанностей, возложенных на них законодательством и в порядке, установленном настоящим Положением.

II. ОРГАНЫ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПО ОРГАНИЗАЦИИ И ПРОВЕДЕНИЮ ПОИСКОВЫХ РАБОТ, ЗАХОРОНЕНИЮ ОСТАНКОВ ПОГИБШИХ,
ИСПОЛЬЗОВАНИЮ МАТЕРИАЛЬНЫХ ОБЪЕКТОВ, ОБНАРУЖЕННЫХ В МЕСТАХ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ

3. К органам государственного управления и местного самоуправления, осуществляющим деятельность по организации поисковых работ на территории Республики Карелия, захоронения останков погибших, а также по организации учёта, сохранения, консервации, реставрации, восстановления, использования материальных объектов, обнаруженных в местах боевых действий в ходе проведения указанных работ относятся:

военные комиссариаты Республики Карелия;
Министерство государственной собственности Республики Карелия;
Министерство культуры Республики Карелия;
Министерство внутренних дел Республики Карелия;
Государственный комитет Республики Карелия по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий;
органы местного самоуправления Республики Карелия.
4. Деятельность по организации и проведению поисковых работ на территории Республики Карелия и захоронению (перезахоронению) останков погибших осуществляют общественные объединения, в порядке, установленном законодательными актами Российской Федерации, Республики Карелия и настоящим Положением.

III. ПОИСКОВАЯ РАБОТА

5. Поисковая работа на территории Республики Карелия организуется в следующих целях:

выявление неизвестных воинских захоронений и непогребенных останков, установление имён погибших:
обнаружение остатков воздушных и речных судов, образцов старой военной техники и вооружения и иных материальных средств, оставшихся после проведения военных действий.
6. Координацию поисковых работ на территории Республики Карелия осуществляет военный комиссариат Республики Карелия.

7. Поисковая работа осуществляется поисковыми группами, созданными общественными объединениями, зарегистрированными в качестве юридического лица по законодательству Российской Федерации, учредительными документами которых предусмотрено ведение поисковых работ, и уполномоченными на проведение такой работы органами военного управления, а также органами местного самоуправления, на территории которых ведутся работы.

8. Военный комиссариат Республики Карелия осуществляет выдачу общественным объединениям, создавшим поисковую группу, разрешения на осуществление деятельности по проведению поисковых работ, регистрацию указанных общественных объединений, а также ведение реестра зарегистрированных объединений.

Для регистрации поисковой группы, созданной при общественном объединении, имеющем юридический статус, в Военном комиссариате Республики Карелия группе необходимо заручиться рекомендательным письмом Министерства образования и по делам молодежи или районного военного комиссариата.

Порядок выдачи разрешений, регистрации и ведения реестра определяется Военным комиссариатом Республики Карелия.

9. Разрешение на осуществление деятельности по проведению поисковых работ выдаётся Военным комиссариатом Республики Карелия по результатам рассмотрения заявления общественного объединения в течение 30 дней со дня получения заявления с приложением документов, подтверждающих юридическую и фактическую возможность общественного объединения вести поисковую работу.

10. Проведение поисковых работ за линией инженерно-технических сооружений пограничных войск в приграничных районах осуществляется только с разрешения начальника Северо-западного регионального управления Федеральной пограничной службы Российской Федерации (г. Санкт-Петербург).

11. Разрешение Военного комиссариата Республики Карелия на осуществление деятельности по проведению поисковых работ выдаётся на срок от одного года до трёх лет. Продление срока действия разрешения производится в порядке, установленном для его получения.

12. За нарушение порядка проведения поисковой работы, установленного настоящим Положением, общественное объединение может быть лишено военным комиссариатом Республики Карелия разрешения на осуществление деятельности по проведению поисковых работ на территории Республики Карелия.

13. Поисковые группы, созданные при общественном объединении, имеющем разрешение на осуществление поисковой деятельности на территории Республики Карелия, обязаны согласовывать проведение поисковых работ в местах боевых действий с органами местного самоуправления, на территории которых производятся поисковые работы.
При согласовании поисковых работ определяется:

место (маршрут) проведения работ;
цель и предмет поисков;
круг лиц, входящих в поисковую группу и непосредственно производящих работы;
срок проведения работ.
В список лиц, непосредственно производящих работы могут быть включены только совершеннолетние граждане.

14. В случае проведения поисковой работы иностранными группами обязательно участие в поисковых работах на местности представителя органов местного самоуправления, а в приграничных районах - представителя Федеральной пограничной службы.

15. Общественное объединение, осуществляющее поисковую деятельность, может привлекать для производства вспомогательных работ, не связанных с непосредственной работой с материальными объектами, являющимися предметом поиска, граждан, не включённых в список лиц, производящих поисковые работы, в том числе несовершеннолетних.

16. Поисковая работа осуществляется и документируется в соответствии с "Руководством по поисковым и эксгумационным работам" от 30.01.1997 г., рекомендованном военным комиссариатам и поисковым группам Министерством обороны Российской Федерации для использования в поисковой работе.

17. По окончании срока поисковой работы, определённой в разрешении органа местного самоуправления, общественное объединение в течение десяти дней безвозмездно представляет в указанный орган, в Министерство культуры Республики Карелия и в военный комиссариат Республики Карелия отчёт о проведённой поисковой работе, содержащий полный перечень всех обнаруженных в ходе работы не погребенных останков погибших, а также остатков воздушных и речных судов, образцов старой военной техники и вооружения и иных материальных средств, оставшихся после проведения военных действий.

18. За нарушение порядка проведения поисковой работы, установленного настоящим Положением, общественное объединение может быть лишено органом местного самоуправления по предложению Министерства культуры Республики Карелия или по собственной инициативе разрешения на проведение работ на проведение поисковых работ на территории города (района), волости.

19. Необоснованный отказ Военного комиссариата Республики Карелия, органа местного самоуправления, Министерства культуры Республики Карелия в выдаче (согласовании) разрешения на осуществление поисковой деятельности (ведение конкретных поисковых работ), а также необоснованное лишение общественного объединения указанных разрешений может быть обжаловано общественным объединением в судебном порядке.

20. На территории Республики Карелия не допускается ведение поисковых работ, лицами, не уполномоченными на их проведение в порядке, установленном настоящим Положением. Запрещается передача общественным объединением разрешений (копий разрешений) на проведение поисковых работ другим юридическим лицам, а также производство поисковых работ физическими лицами, не включёнными в список лиц, непосредственно производящих работы.

IV. МАТЕРИАЛЬНЫЕ ОБЪЕКТЫ, ОБНАРУЖЕННЫЕ В МЕСТАХ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ

21. Захоронение обнаруженных в ходе поисковых работ не погребенных останков погибших во время военных действий, оборудование и оформление могил и кладбищ осуществляется органами местного самоуправления совместно с Военным комиссариатом Республики Карелия в порядке, предусмотренном Федеральным Законом "Об увековечении памяти погибших при защите Отечества".

22. Захоронение обнаруженных в ходе поисковых работ не погребенных останков военнослужащих армий иностранных государств производится с информированием соответствующих органов этих государств и в соответствии с международными договорами, участником которых является Российская Федерация.

23. Захоронения погибших при защите Отечества подлежат учёту и охране Военным комиссариатом Республики Карелия в качестве воинских захоронений и Министерством культуры Республики Карелия в качестве памятников истории и культуры.

24. К образцам старой военной техники и вооружения и иным материальным средствам, порядок учёта, сохранения, консервации, реставрации, восстановления, использования и распоряжения которыми регулируется настоящим Положением, относятся:

остатки воздушных судов;
остатки речных судов;
остатки самоходных и несамоходных орудий;
остатки стрелкового оружия;
остатки боеприпасов;
личные вещи, документы, награды и иное имущество погибших;
фортификационные сооружения (доты, дзоты, землянки, рвы, окопы и т.п.);
иные материальные средства, оставшиеся после проведения военных действий.
25. Вопросы учета, сохранения, консервации, реставрации, восстановления и использования остатков стрелкового оружия, иных средств вооружения и боеприпасов решаются после переведения вооружения в состояние, исключающее его боевое применение, соответствующими органами Министерства внутренних дел Республики Карелия.

26. В случае обнаружения поисковой группой, остатков воздушных судов, остатков речных судов, остатков самоходных и несамоходных орудий, общественное объединение в письменном виде уведомляет об их обнаружении Военный комиссариат Республики Карелия, Министерство государственной собственности Республики Карелия, Министерство культуры Республики Карелия и орган местного самоуправления, на территории которого обнаружены объекты.

27. Стрелковое оружие (остатки стрелкового оружия) и остатки боеприпасов, обнаруженные поисковой группой, после актирования в органе местного самоуправления сдаются общественным объединением немедленно по прибытию в ближайшее районное отделение внутренних дел.

28. Уничтожение найденных общественными объединениями боеприпасов периода Второй мировой войны организуется органами военного управления Республики Карелия.

29. Образцы старой военной техники и вооружения и иные движимые материальные объекты, обнаруженные в ходе поисковой работы, за исключением стрелкового оружия, подлежат передаче органам военного управления. Военные комиссариаты осуществляют документированный приём от поисковых групп образцов старой военной техники и вооружения и иных материальных объектов, а также их учёт и экспертизу на предмет дальнейшего использования.

30. Министерство внутренних дел Республики Карелия обеспечивает общественный порядок при проведении поисковых работ и осуществляет в установленном порядке приём стрелкового оружия, обнаруженного в ходе работ.

31. Министерство культуры Республики Карелия осуществляет экспертизу остатков воздушных и речных судов, образцов старой военной техники и вооружения и иных материальных объектов, обнаруженных в ходе поисковой работы с целью определения их исторической, научной и иной культурной ценности, учёт образцов, признанных памятниками истории и культуры, контроль за их использованием и сохранением, а также оказывает организационную и методическую помощь в работе по изучению, консервации, реставрации, восстановлению, и экспонированию указанных образцов.

32. Экспертизы материальных объектов, обнаруженных в ходе поисковой работы, могут осуществляться Военным комиссариатом Республики Карелия и Министерством культуры Республики Карелия на платной основе.

33. Использование образцов старой военной техники и вооружения и иных материальных средств, порядок их учёта, сохранения, консервации, реставрации, восстановления регулируется нормами гражданского законодательства.

V. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЕ НОРМ НАСТОЯЩЕГО ПОЛОЖЕНИЯ

34. Лица, виновные в нарушении норм настоящего Положения, несут должностную, административную, уголовную или иную ответственность, установленную действующим законодательством.

http://pobeda.gov.karelia.ru/Docs/poisk_pol.html

0

14

smersh71 написал(а):

Блин, как многа букаф! Недалю читать буду!

Привет Юра! Согласна с тобой   ... :D Меня только на стихотворение хватило, вот оно очень хорошее...
Даааа Паша, текстик не маленький...не легче бы было ссылочкой обойтись ?  :P

Отредактировано Экзотика (03-07-2008 18:23:41)

0

15

Экзотика написал(а):

Даааа Паша, текстик не маленький...не легче бы было ссылочкой обойтись ?

Может проще будет удалить остальные тексты и оставить только ссылки? Весь последующий материал выкладывать ссылками? 

0

16

Favorit написал(а):

Может проще будет удалить остальные тексты и оставить только ссылки? Весь последующий материал выкладывать ссылками?

Пусть тут висит....По ссылкам иной раз не охота бегать.

0

17

Экзотика написал(а):

Даааа Паша, текстик не маленький...не легче бы было ссылочкой обойтись ?

thanks, мой нокиа в мертвецки завис на этой статье!  :flag: даешь гиперссылки.. :writing:

0

18

risenovember написал(а):
1. Раскоп и человеческие останки, этично откапывать или нет?

http://ww2.ru/article.php?id=6

risenovember написал(а):
2. Раскоп и право на земельный участок, нормально ли закапываться на частной или производственной территории?

По предварительному сговору с собственником территории ;)

Отредактировано Akira (04-07-2008 23:03:57)

0


Вы здесь » САХАЛИНСКИЙ ПОИСКОВИК » Раскопки » Организация экспедиций по поисковым работам